Самосознание и его структура: Доклад по философии «Самосознание и его структура»

Содержание

Доклад по философии «Самосознание и его структура»

Самосознание и его структура (убеждения, самооценка, самоконтроль) Самосознание – это понимание человеком сути собственной личности, осознание своего места в обществе и целой картины мира. Это видение и анализ личных эмоций, чувств и мотивов поведения. Самосознание, как и сознание, представляет собой высшую форму отражения действительности, возникшую как свойство мозга на основе социальной практики человека. Подавляющее большинство исследователей считают, что самосознание присуще только человеку. Понимание человеком мира не сводится к отображениям только внешних объектов. Фокус сознания может направляться и на самого человека, на его собственную деятельность или же на внутренний мир. Так, в процессе познания действительности и взаимодействия с ней, он выступает не только, как субъект отображения, который познает, но и как объект отображения тот, которого узнают. В данном случае включается такой компонент сознания человека, как самосознание, которое показывает высокий уровень развития психики человека в живых организмах. 0Самосознание — необходимое условие, при котором существует личность. Без самосознания не будет личности. Личность может осознавать не только окружающую действительность, но и саму себя в своих отношениях с окружающим миром. Самосознание не является врожденной характеристикой человека, а формуется постепенно, При помощи самосознания мы видим свои эмоции, чувства и потребности, понимаем мотивацию совершаемых действий и то, какую роль играем в обществе. Мы осознаем себя как отдельную единицу, личность, но в то же время, встроенную в окружающий предметный мир. Размышляя о себе, человек с необходимостью соотносит свои мысли с действительностью. Даже когда хочет убежать от нее. Даже когда строит воздушные замки. Он создал множество слов и понятий для обозначения этого соотношения правда, достоверность, истина, гармония, справедливость. Он изучает это соотношение, находя прямые или косвенные признаки, подтверждающие соответствие своих мыслей, поступков действительности: простота, непротиворечивость, красота формул, успех, способность объяснение загадочных явлений и т. д. Настойчивые поиски соответствия свидетельствуют о наличии у человека устойчивого стремления к достижению единства с миром. В самосознании отражается едино- раздельное отношение к миру, совокупность условий и факторов, обеспечивающих выживание, существование и развитие человека в мире. Другими словами, предметом отражения в самосознании выступает отношение к самому себе, опосредствованное отношением к внешнему миру. Особенно очевидно специфика самосознания обнаруживается в некоторых явлениях болезни психики. Так больные констатируют, с одной стороны, утрату собственного Я, выражающуюся в отчуждении активности, в появлении непреодолимой созерцательности, исчезновении чувства близости, родственности, привязанности; с другой исчезновение реалий внешнего мира. Возникает «своеобразное пассивное удивление перед адекватностью своего поведения во всех сторонах жизни при отсутствии ощущения собственного „Я“. .». 2структуру самопознания можно представить следующим образом: 1. познавательная часть – осознание человеком всех сторон собственной личности; 2. самооценка – отношение человека к своим характеристикам, как физическим, так и духовным, эмоциональным; 3. саморегуляция – способность человека на основе знаний о себе, контролировать, регулировать и корректировать свое поведение и поступки. Самосознание приходит путем:  Самонаблюдения за итогами своей деятельности, результатов общения с окружением и анализа соответствия результатов с принятыми нормами. «подставляя» коллег, даже если так принято в коллективе и т.д. 5Люди не только накапливают информацию о себе, но и переживают определенные отношение к ним. Эта связь сосредотачивается в самооценке. Самооценка — это когда личность оценивает сама себя, свои возможности, качество и место среди других людей. Самооценка имеет комплексный характер, потому что распространяется на разные проявления личности — интеллект, внешние данные, успешность в общении. Она тоже динамическая, потому что может меняться в течении жизни. [7] 6самооценка, делится на виды: Адекватн ая Неадекватная (защищенная, заниженная) Адекватная самооценка характеризует уверенного в себе человека, способного на принятие решения, целенаправленных действий. При низкой, мы наблюдаем человека, зависящего от мнения других, с выраженным чувством вины и массой комплексов. Завышенная оценка личностных качеств выдает человека самоуверенного, надменного, не принимающего никакой критики. 7Самооценка также не является врожденной, а постепенно формируется в онтогенезе человека. Впервые проявляется в детей дошкольного возраста, а именно, как компонент самосознания. На ее формирование в личности влияют такие механизмы: 1) Эмоциональная реакция взрослых: — степень их любви и принятия ребенка; — проявление внимания к детям, общение с ними, преобладающее отношение к детям, оценка их поступков; 2) Успешность школьного обучения и отношение педагогов к детям; 3) Умения успешно общаться со сверстниками, иметь дружеские и романтические взаимоотношения; 4) Соотношение собственных достижений человека с планами и сравнения с достижениями других значимых людей. Самооценка выражает степень принятия человеком своих качеств, особенностей и характеристик. В самом восприятии проявляется уровень любви и уважения к себе. 8Самоконтроль Человек имеет возможность после проведения анализа своей сущности и поведения, провести их корректировку. Любые действия и психологические состояния поддаются изменению, если по мнению самого человека они противоречат его установкам, не дают должных результатов или вступают в противодействие с внешним миром 9Благодаря способности к самооценке человек обретает возможность в значительной мере самостоятельно направлять и контролировать свои действия и даже воспитывать себя. Жизнь доказывает, что правильная самооценка, основанная на чувстве согласия с собой, имеет в основном неосознанный характер. Обстоятельства, сопровождающие нашу жизнь, на самом деле определяются фундаментальными убеждениями человека о себе. 10В истории философии понятие самосознания неоднократно связывалось с такими признаками, как интегративность и свобода. А свобода понималась как осознанная необходимость . 11По И. Канту, объектом самосознания является мышление. Это существенное свойство, благодаря которому вообще возможна разумная деятельность, возможно научное познание и применение его результатов. «Я познаю объект не потому, что я просто мыслю, пишет Кант, а только потому, что определяю данное созерцание в отношении единства сознания, в котором состоит всякое мышление». «Я есть только осознание моего мышления… чисто логическое качественное единство самосознания и мышления вообще». Самосознание определяется Кантом как «синтетическое единство апперцепции». Вводя в научный оборот это определение, философ понимает его как единство осознанных восприятий субъекта, осуществленное через соотношение этих восприятий к факту «Я мыслю». Гегель говорит, что кантонское чистое самосознание представляет собой, по сути, абстрактную всеобщность, которая есть в то же время абстрактно свободный, мыслящий субъект. «Я» взятое абстрактно как таковое, есть чистое отношение к самому себе». Если я говорю «я», то это есть абстрактное отношение с самим собой, и то, что помещается в это единство, заражается этим последним и превращается в него. «Я» есть, таким образом, как бы плавильная печь, огонь, который пожирает безразичное друг другу многообразное и сводит его к единству. 12Сознание – это высшая форма отражения мира, свойственная только человеку. Оно связано с членораздельной речью, логическими обобщениями, абстрактными понятиями. «Ядром» сознания является знание. Имея многокомпонентную структуру, сознание является, тем не менее, единым целым. Итак, сознание выступает как ключевое, исходное философское понятие для анализа всех форм проявления духовной и душевной жизни человека в их единстве и целостности, а также способов контроля и регуляции его взаимоотношений с действительностью, управление этими взаимоотношениями. Самосознание является частью сознания, а точнее его особой формой. Самосознание предполагает выделение и отличение человеком самого себя, своего Я от окружающего мира. Самосознание— это осознание человеком своих действий, чувств,

Самосознание: понятие, структура, функции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Контрольная работа

по дисциплине «Общая психология»

«Самосознание: понятие, структура, функции»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тайшет 2009

Содержание 

Введение 

Основная  часть

Понятие «самосознание» и его основные характеристики

Заключение 

Список  использованной литературы

3

 

4

21

22

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Актуальность  работы.

Проблема развития самосознания является одной из самых трудных и интересных в психологической науке. С древних времен люди стремятся познать себя и других. В процессе взаимодействия людей вырабатывались нравственные правила и нормы, которые становились внутренними регуляторами поведения, формировалась потребность человека подчиняться этим внутренним правилам и нормам. Постепенно складывались представления о совести, нравственном долге, ответственности, которые, так или иначе, соотносились с реальными поступками. Это делало человека относительно свободным и независимым от конкретных ситуаций, от той общности людей, к которой он принадлежит. Человек как личность формируется через свои отношения с другими людьми. Он познает себя как индивида через другого, себе подобного, именно поэтому, что другой, как и он, является носителем общественных отношений. Личность, следовательно, познается через отношения «Я» и «Ты», «Я» и «Мы», «Мы» и «Они».

Цель  работы: изучение понятия самосознания, его структуры и функций.

Задачи  исследования:

  1. Рассмотреть понятие «самосознания» и его основные характеристики;
  2. Проанализировать структуру самосознания;
  3. Определить функции самосознания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Понятие «самосознание» и его основные характеристики

Проблема самосознания на протяжении уже многих лет является предметом изучения науки. Интерес  к самому себе, к своему «Я», желание  познать себя, понять свою сущность появились у человека давно. Предметом  собственно психологических концепций проблема «Я», самосознание, становится лишь во второй половине XIX века.

Психологический аспект анализа самосознания в науке  связан с выделением его как сложного явления человеческой психики, направленного  на саморегулирование поведения, своих действий в структуре деятельности на основе самопознания и эмоционально-ценностного отношения к себе.

В отечественной  и зарубежной психологии имеется  немало научных трудов, в которых  обстоятельно рассматривается самосознание. Так, происхождение, сущность самосознания, его структура и эмоционально-ценностная характеристика рассматривается в трудах Столина В.В., Чистяковой И.И., Рубинштейна С.Л., Кона И.С., Божович Л.И.,  Лисиной М.И. и др.

Первые исследования самосознания принадлежат У. Джемсу, который выдвинул ряд положений о соотношении сознания и самосознания, актуальных и до настоящего времени. Согласно У. Джемсу, самосознание является как бы двойственным – частью познаваемым и частью познающим, частью объектом и частью субъектом: в нем необходимо различать две стороны, одну из которых он называл личностью, а другую – «Я».

В рамках психоаналитической концепции сознание и самосознание выступают как одна определенная сфера жизни, отличная от бессознательного. З. Фрейд, при выделении «Оно» (врожденные инстинкты, бессознательные психические явления и импульсы), «Я» (центр, регулирующий процесс сознательной адаптации), «Сверх-Я» (своеобразная моральная цензура) четко не разграничивал сознание и самосознание. Они заняли второстепенное место по отношению к бессознательной сфере, которая управляет ими.

А. Пфендер (представитель интроспекционистов) построение концепции самосознания начинает с разграничения «Я» и самосознания. «Я» не имеет отношения к реальному субъекту, личности, действующей в системе различных связей. «Я» имманентно по своему существу, оно развивается, правда, в течение всей жизни, но уже имеется с самого рождения у человека в психической деятельности.

Сторонники  бихевиоризма подчеркивали влияние  окружающей действительности на психическую деятельность человека. Они устранили из сферы психической жизни такие понятия, как сознание и самосознание, отказавшись от этих понятий как от ненаучных, сведя всю психическую  деятельность к механически толкуемым реакциям организма на внешние стимулы.

Отечественные психологи рассматривают самосознание как особую качественно своеобразную форму психического, тесно связывая его с сознанием, но, не отождествляя с ним. При этом выделяются три  основные точки зрения на соотношение  сознания и самосознания. Одна из них состоит в признании того, что простейшее самосознание в развитии ребенка предшествует сознанию и состоит в неясном чувствовании собственного существования. Вторая точка зрения  заключается в том, что ее  представители рассматривают самосознание как этап в развитии сознания, подготовленный развитием произвольных движений и речи, ростом самостоятельности личности и связанными с этим изменениями в ее взаимоотношениях с окружающими людьми. Третья точка зрения утверждает, что самосознание возникает и развивается одновременно с сознанием, когда к ощущениям, вызванным внешними предметами, всегда «примешиваются» ощущения, вызванные собственной активностью организма. Первые – объективные, они отражают внешний мир; вторые – субъективные, они отражают состояние тела (самоощущения). Ребенок, сталкиваясь с задачей разобщить, диссоциировать эти ощущения, соответственно решает задачу их отдельного осознания.

Такое осознание оказывается возможным благодаря накопленному опыту активности во внешнем мире.

В отечественной психологии  большое внимание уделяется вопросу о структуре самосознания. Большинство психологов рассматривают самосознание как единство трех сторон: самопознания, эмоционально-ценностного отношения к себе и саморегулирования.

Самопознание  является начальным звеном и основой существования и проявления самосознания. Это процесс самонаблюдения, сознательного управления человеком своим поведением и деятельностью, превращение его в объект воспитательных воздействий в подлинный субъект воспитания. Через самопознание человек приходит к определенному знанию о самом себе. Эти знания входят в содержание самосознания как его сердцевина. Самопознание человека может осуществляться лишь через отношение данного человека к другим людям, через разнообразные формы связи его «Я» с «Я» других. Самопознание как процесс проявляется в непрерывном его движении от одного знания о себе к другому знанию, его уточнению, углублению, расширению и т.

д. Основным условием, определяющим непрерывность изменения знания о себе, является динамизм самой реальной действительности и взаимодействий с другими людьми. В связи с необходимостью адекватной адаптации человека в окружающих его социальных условиях он должен все время обращаться к своему «Я», совершенствовать знания о себе, прежде всего с целью более дифференцированного регулирования поведения. Самопознание, как и всякая другая форма познания, не приводит к конечному результату, абсолютно завершенному знанию. Всякое знание о себе является единством противоположностей – относительного и абсолютного.

Эмоционально-ценностное отношение к себе — специфический  вид эмоциональных переживаний, в которых отражается собственное  отношение личности к тому, что  она узнает, понимает, «открывает»  относительно самой себя. Переживания  являются необходимым условием существования эмоционально-ценностного отношения личности к себе, поскольку именно через них осознается ценностный смысл для личности собственных различных отношений к себе, они выступают своеобразным критерием положительной и отрицательной сигнальности форм самоотношений.

Познание собственных  отношений к объектам и явлениям реального мира осуществляется в  процессе осознания переживаний. Всякое новое знание становится устойчивым содержанием сознания только в том  случае, если оно соединится с соответствующим отношением и будет пережито его личностное значение. В ходе развития личности, сознания и познавательной его способности расширяется, обогащается новым содержанием и сфера переживаний.

Саморегулирование поведения – есть форма регуляции  поведения, которая предполагает момент включенности в него результатов самопознания и эмоционально-ценностного отношения к себе и которая выступает как исходная предпосылка развертывания сознательной, целенаправленной деятельности личности по преобразованию своей духовной и физической сферы. Характеризуя саморегуляцию, можно выделить два ее уровня. Первый имеет для своего осуществления четкие границы во времени; он характеризуется конкретным поведенческим актом, куда включаются собственные оценки достигнутого эффекта поведения, которые заканчиваются более или менее четким осознанием этих оценок. Второй уровень – растянут во времени и связан с планированием личности целенаправленных изменений в себе самой, которые последовательно реализуют определенную воспитательную цель по отношению к себе.

В.С. Мерлин выделил в структуре самосознания четыре главных компонента, которые он предлагает рассматривать как фазы его развития:

— сознание тождественности,  зачатки которого возникают уже  в 11-месячном возрасте, когда младенец  начинает отличать ощущения, исходящие от его собственного тела, от ощущений, вызываемых внешними предметами;

— сознание «Я»  как активного начала, как субъекта  деятельности, которое появляется  в 2-3 года, когда ребенок овладевает  личными местоимениями и возникает первая фаза детского негативизма, выражаемая формулой «Я сам…»;

— осознание своих психических свойств, которое приходит в результате обобщения данных самонаблюдения и поэтому предлагает достаточно развитое абстрактное мышление;

— социально-нравственная самооценка, способность к которой формируется в подростковом и юношеском возрасте на основе накопленного опыта общения и деятельности.

На основе анализа  различных точек зрения на структуру личности и ее самосознание, А.А. Налчаджян предлагает следующую структуру личности:

1 – «Я», центр  личности;

2 – Я-концепция, или  самосознание «Я», которое состоит  из устойчивых Я-образов; 

3 – ситуативные или  оперативные Я-образы;

4 – свойства личности (черты характера, способности  и т. п.).

Все вышеперечисленное является «сферами» личности, вся их структура центрирована вокруг «Я». «Я» мы понимаем как центр личности и ее самосознания. «Я» является центральной организующей, интегрирующей и регулирующей инстанцией психики, основным итогом  онтогенетического психического развития индивида. «Я» осуществляет свои функции на сознательно – подсознательном уровне, причем ее структура по существу не поднимается на уровень сознания. Обозначение словом «Я»  создает иллюзию полного осознания этой центральной инстанции личности, фактически же оно живет и осуществляет свои функции подсознательно, как в бодрствующем, так и в спящем состоянии. Являясь центральной инстанцией личности, «Я» обладает самосознанием или Я-концепцией (представлением, совокупностью знаний о себе). Я-концепция является общей структурой самосознания, принадлежащей «Я». На схеме она окружает сферу «Я» и состоит, в свою очередь состоит из тесно связанных подструктур или относительно устойчивых Я-образов. Эти устойчивые Я-образы (имеется ввиду зрелый человек, у которого формирование самосознания в основном завершено и подвержено только ситуативным и поверхностным изменениям) получили в психологической литературе «актуальное Я», «реальное Я», «идеальное Я» и т.п.

Г.А. Урунтаева включает в структуру самосознания когнитивный, эмоциональный и волевой компоненты. К.К. Платонов предлагает рассматривать структуру в следующем виде: самопереживание (самочувствие), самоотношение и самопознание, куда входят уровень притязаний и самооценка. По мнению И.С. Кона, процесс познания человеком самого себя осуществляется на разных уровнях развития, а представления о самом себе складываются у индивида в определенный образ «Я». Л.Д. Олейник называет в структуре самосознания самочувствие, самопознание, самооценку, самокритичность, самоконтроль и саморегуляцию.

И.С. Кон, И.И. Чеснокова, В.В. Столин и др. указывали на уровневое строение самосознания.

Так, для В.В. Столина, принцип  вычленения трех уровней активности человека (органический, индивидный и  личностный), реализованный применительно к онтогенезу самосознания, остается основополагающим и при введении представления об уровневом строении самосознания: в системе органической активности, в коллективной предметной деятельности и в системе личностного развития. На каждом из этих уровней самосознание выступает в качестве механизме обратной связи, интегрирующего активность субъекта, регулирующего его деятельность, поведение.

Для каждого уровня самосознания В.В. Столин выделяет особые составляющие единицы. На уровне органического самосознания такая единица имеет сенсорно-перцептивную природу. Главное же внимание В.В. Столина направлено на определение и анализ единиц самосознания на индивидном  и личностном уровнях. Выделенное им понятие смысл «Я» и лежит в основе составляющих единиц самосознания данных уровней. Смысл «Я» порождает как отношение к мотиву или цели релевантных их достижению качеств субъекта и оформляется в самосознании в значениях (когнитивный аспект) и эмоциональных переживаниях (эмоциональный аспект).

Таким образом, большинство авторов рассматривают самосознание как средство саморегуляции субъекта деятельности на основе  самопознания и эмоционально-ценностного отношения.

Относительно факторов, определяющих развитие самосознания, позиции представителей различных подходов расходятся в зависимости от того, где идет поиск решающих обстоятельств развития: внутри личности или вне ее. Суждение по этому вопросу разделилось по линии основных факторов развития: наследственности и внешней среды.

Сторонники биологизаторских теорий утверждали, что развитие личности определяется только врожденными предпосылками и задатками. Так, теория З. Фрейда основывается на двух предпосылках. Первая (генетическая) делает упор на том, что переживания раннего детства играют решающую роль в формировании личности, основной фундамент которой закладывается в раннем детстве. Вторая предпосылка основывается на том, что, главным фактором, определяющим развитие человека является сексуальный инстинкт.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНЯТИЮ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ САМОСОЗНАНИЕ | Karpova

Анисимов О.С. Цели и ценности // Мир психологии. 2008. №4. С. 178–189.

Братусь Б.С. Психологический анализ изменений личности при алкоголизме. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1974. 96 с.

Братусь Б.С. Русская, советская, российская психология: конспективное рассмотрение. М.: Моск.психол.-соц.ин-т: Флинта, 2000. 88 с.

Гусейнов А.А. Возможно ли глобальное общество без глобального этноса? // Гуманитарная культура как фактор преобразования России. СПб.: ГПУ, 1998. С. 57–59.

Джеймс У. Личность // Психология самосознания: хрестоматия / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Бахрах-М, 2007. С.7–44.

Ежов И.В. Методика исследования духовно-нравственного самосознания личности в педагогической сфере // Мир психологии. 2008. №2. С. 156–167.

Ежов И.В. Сущность и границы «духовного Я» как субъекта духовно-нравственного самосознания личности // Мир психологии. 2008. №3. С. 75–88.

Залевский Г.В. От «демонической» до «биопсихосоционоэтической» модели психического расстройства // Сибирский психол.журн. 2009. №32. С. 57–64.

Залевский Г.В. Фанатизм как проблема духовного здоровья личности и общества. Сообщ.1. Психоисторическая характеристика // Сибирский психол.журн. 2007. №26. С. 66–69.

Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: Изд-во МГУ, 1980. 230 с.

Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры // Вопр.психологии. 1998. №3. С. 104–115.

Кондратьев В.М. Психология и религия: параллельные проблемно-предметные плоскости // Психология. Журн. высш. шк.экон. 2007. Т.4, №2. С. 65–73.

Лоргус А.В. Психология – с религией или без нее? // Психология. Журн. высш. шк.экон. 2007. Т.4, №2. С. 58–64.

Никитина Н.Н. Духовно-нравственное воспитание: сущность и проблемы // Педагогика культуры. 2008. №7.

Пономаренко В.А. С верой в науки о человеке // Психология. Журн. высш. шк.экон. 2007. Т.4. С. 64–74.

Попов Л.М., Голубева О.Ю., Устин П.Н. Добро и зло в этической психологии личности. М.: Изд-во Ин-та психол. РАН, 2008. 240 с.

Сагатовский В.Н. Так что же такое духовность? // Шк.духовности. 1998. №2. С. 45–49.

Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. 429 с.

Татенко В.А. Психология в субъектном измерении: монография. Киев: Просвита, 1996. 404 с.

Уилбер К. Никаких границ: Восточные и западные пути личностного роста. М.: АСТ, 2004. 283 с.

Шадриков В.Д. Духовные способности. М.: Магистр, 1996. 102 с.

Ее структура и проявления

ПРАКТИКУМ ПО ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ

Тема 1. ИССЛЕДОВАНИЕ САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ

Самооценка как компонент самосознания:

ее структура и проявления

Сознание — ϶ᴛᴏ высшая форма развития и проявление психики человека. Сознание осуществляет мысленное построение действий, контроль и управление поведением человека, определяет его способность отдавать себе отчет в том, что происходит в нем самом и окружающем мире. Содержательно сознание включает в себя совокупность знаний о мире и о себе самом. Последнее трактуется как самосознание. Самосознание -это осознанное отношение человека к самому себе, выражающееся в самооценивании данного отношения и регуляции на его базе действий и поведения.

При изучении феномена самосознания выделяют три базовых аспекта (рис. 1):

1) взаимообусловленность сознания и самосознания;

2) механизмы самосознания;

3) функции самосознания.

Самосознание предполагает осознание своего Я во всœем многообразии индивидуальных особенностей, выделœение себя из окружающего мира и представление о себе в сопоставлении с другими людьми. Самосознание включает три главных компонента: самопознание, самооценку и саморегуляцию.

Развитие самопознания начинается с процесса познания себя через сравнение с другими. Знание о себе накапливается в процессе самопознания и фиксируется в виде ʼʼЯ-концепцииʼʼ.ʼʼЯ-концепцияʼʼ — ϶ᴛᴏ относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на базе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. ʼʼЯ-концепцияʼʼ подразделяется на идеальную ʼʼЯ-концепциюʼʼ, ᴛ.ᴇ. какой хочет стать личность в соответствии с ее идеалами, и реальную ʼʼЯ-концепциюʼʼ, ᴛ.ᴇ. каким видит себя человек на данный момент.

Рис. 1. Самосознание и его проявления

На базе самопознания у человека вырабатывается определœенное эмоционально-ценностное отношение к себе, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ выражается в самооценке. Самооценка – компонент самосознания, включающий наряду со знаниями о себе оценку человеком самого себя, своих возможностей, способностей, нравственных качеств и места среди других людей. Объектом самооценки могут выступать любые проявления психической сферы человека (процессы, состояния, свойства), совершаемые им поступки и выполняемые действия[1].

Различают текущую и личностную самооценки.

Текущая самооценка — ϶ᴛᴏ оценка человеком своих действий и поступков. Такая самооценка является основой для саморегуляции человеком своей деятельности, своего поведения. Произведя самоконтроль своих действий, поступков, а затем, установив их приемлемость и желаемость, степень успешности, человек совершает в соответствии с самооценкой коррекцию этих действий и поступков, ᴛ.ᴇ. осуществляет саморегуляцию своей деятельности и поведения.

Личностная самооценка — ϶ᴛᴏ отношение человека к своим способностям, возможностям, личным качествам, а также к внешнему облику. Личностная самооценка помогает определить уровень удовлетворенности самим собой исходя из количественной оценки этого уровня.

Самооценка должна быть адекватной и неадекватной.

Адекватная самооценкапозволяет человеку отнестись к себе критически, правильно соотнести свои силы с задачами разной трудности и с требованиями окружающих. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, адекватная самооценка является необходимым условием формирования личности.

Неадекватная самооценкасвидетельствует о необъективной оценке человеком самого себя, его мнение о себе расходится с мнением о нем окружающих.

Различают неадекватную завышенную самооценку – переоценку себя субъектом и неадекватную заниженную самооценку – недооценку себя субъектом (рис. 2).

неадекватная

Самооценка высокая (завышенная)

адекватная

Самооценка средняяадекватная

адекватная

Самооценка низкаянеадекватная

(заниженная)

Рис. 2. Виды самооценки личности

Методика исследования самооценки личности

Методика С. А. Будасси позволяет проводить количественное исследование самооценки личности, ᴛ.ᴇ. ее измерение. В корне данной методики лежит способ ранжирования.

Самосознание: понятие, структура, функции, развитие

Пожалуй, ни один аспект ума, более известен или более загадочен, чем сознание, и наше сознательное переживание себя и мира. Проблема сознания является, пожалуй, центральным вопросом в текущей теоретизировании разума.

Несмотря на отсутствие каких-либо согласованных теорий сознания, существует распространенное, если меньше, чем всеобщий консенсус, что адекватный счет ума требует ясное понимание его и его места в природе. Мы должны понять, что такое сознание, и как оно относится к другим, несознательным аспектам реальности.

Самосознание и структура поведения

Люди (как и все организмы с нервной системой) могут помнить и иметь определенную структуру поведения. С течением времени мы приобретаем «привычки», которые проявляются периодически. Привычки могут накапливаться в сложные ритуалы, в самом деле, с обучением, эти ритуалы могут быть продуктивными в конце, например, возникает искусство военных практик, кулинария, вождение автомобиля и др.

Таким образом, существуют два отчетливо различные качества поведения: неосознаваемое и осознаваемое. Несознательное поведение — это когда мы на автопилоте, не особо задумываясь о том, что мы делаем, действуем по привычке.

Сознательное поведение и его особенности

Сознательное поведение — это когда мы действуем сейчас, осознавая то, что мы делаем, и выбираем то, что мы делаем. Действуя сознательно, мы можем использовать привычное поведение или мы можем в режиме реального времени создавать новые варианты поведения; действуя неосознанно мы, всегда используем новые формы поведения, которые возникают только методом проб и ошибок, реакцией на новые раздражители.

Наконец, в случае осведомленности, мы имеем в виду конкретно «качество восприятия / наблюдения, что является необходимой предпосылкой для осуществления осознанного изменения». Мы можем быть в курсе вещей, которые мы не меняем (нужно похудеть), что мы решили не менять (мой шкаф низкий приоритет), что мы не знаем, как изменить (как создать мир на Ближнем Востоке?), и т. д. но мы не можем сознательно изменить то, что мы не осознаем. То есть нельзя сказать, что наши сознательные действия не имеют последствий, которые мы не осознаем, а что нам нужно для осознания эффекта сознательно рассчитаны на самосовершенствование.

Измерение самосознания фокусируется на развитии осознания, что происходит в собственном интерьере. Высокоразвитое самосознание может привести к возникновению и консолидации свидетелями личности, которая не запутается в содержимом осведомленности.

Самосознание: понятие, структура, функции, развитие

Уровни самосознания

Самосознание — это понятие, которое указывает на возможность принятия осознания себя в качестве объекта внимания. Это означает, что на определенном этапе некоторые виды эго-процессов у человека без сознания, и что человек знает характер этих процессов. Он или она, следовательно, не в состоянии пересмотреть, переоценить и изменить саму логику, которая работает на всю психику. Постав осознавать определенные аспекты того, что происходит внутри — принимая их как объекты — эти процессы становятся доступными для размышлений и сознательного отношения.

Самосознание означает осознание поведенческих привычек, эмоций, желаний, когда мысли и образы, кувыркаются через наше существо. Вместо того, привычных моделей поведения, эмоции, желания и мысли, сложный уровень самосознания означает, что существует локус свидетелей в сознании, что может сделать поведение, эмоции, желания и мысли объектами внимания.

Перед появлением самосознания, внимание полностью поглощается непрерывным потоком, содержащим сознание. Пять чувств тела и ума производит восприятие эмоций и мыслей. Эти вызывают процессы оценки ощущения, функции ума, которые в свою очередь вызывают суждения, чувства, желания, и действие импульсов. Внимание настолько связано с этими процессами, что все, что воспринимается это результат этих процессов. Нет свободного внимания, доступного для отражения на сами процессы, и, следовательно, нет возможности активно относится, к тому, что происходит. Сама потеря эго-процессов не может взять точки зрения на них.

Уровни самосознания

Развитие самосознания

Развитие самосознания можно рассматривать как этап, как процесс.

Первая фаза заметить, что эмоциональные, волевые и познавательные процессы протекают в одно сознание. Проявить тщательное внимание к этим процессам, когда человек начинает разрабатывать все более и более четкое и дифференцированное восприятие характеристик содержания сознания и процессов, участвующих. Параллельно развитию мастерства и стойкости в соблюдении этих процессов опытом, свидетель «я» усилен.

Свидетель «я», по сути, внимание, что не внедряется в содержание сознания, но свободные от силы нажатия эмоции, желания, импульсы ментальные интерпретации. При этом было установлено, что свидетель самоуправляется, и приобрел некоторую твердость, процесс эмоций, желаний и мыслей могут начать всерьез загораться.

Второй этап развития самосознания является, когда есть свидетель самоуправления, когда могут начать активно приходить и уходить эмоции, желания и мысли. Это личность, которая может признать, что определенная эмоция навеяна, даром, и принимать решения о том, что делать с эмоциями.

Если импульсам, эмоциям, триггерам будет предоставлена полная свобода действий? Эмоция является архаической реакцией на то, что лучше ее отпустить, когда она себя исчерпала.

Третий этап вошел когда «я — чувство» стабильно перемещается от включенности в эго-процессы свидетеля «я – позиции». Это возможно через сильную способность относиться к содержанию сознания, то есть хорошо развита непривязанность.

Весь мир в твоей голове

Полностью развитое самосознания в каком-то смысле развитая форма познания, или, возможно, точнее мета — познание. Наверное, бесшовную линию развития от познания собственного «Я» в аспекте, как физического облика, коллекции конкретных черт характера, личности, сложная система различных процессов, осознание мысли, чувства и желания. Самосознание требует очень большой сосредоточенности, обучения и устойчивой осведомленности. Оно может охватывать широкий выбор содержания, не теряясь в них.

В данном случае, слово «присутствие», передает часть того, чем занимается человек.

Обратите внимание, что существуют два различных аспекта развития в этом измерении: самоощущение и возникновение консолидации свидетеля самоуправления. Экс — способность, которая может быть более или менее острой, и более или менее точной. Человек может быть в состоянии, чтобы сделать очень точные замечания, что происходят в интерьере с опытом, и может быть в состоянии обработать эти наблюдения через сложные рассуждения способностей, которые позволяют человеку интерпретировать и делать отчет о внутренних процессах.

Появление свидетеля self означает сдвиг личности — смысл и строительство идентификации с новой платформы для осознания, за пределами шумных эго-процессов. Эти два аспекта могут быть более или менее выраженными. Человек может иметь сильное свидетельство того, само время не очень сложная способность наблюдать внутренние процессы с точностью. Так человек не был бы прикреплен к мысли, эмоциям и желания, но будет не очень остро сознавать точную природу того, что происходит в уме и теле.

Поскольку восточные методы медитации, как правило, не поощряют развития навыков наблюдать и понимать содержание эго обработки, они могут быть смещенными в отношении развивающихся свидетелей самоуправления.

No votes yet.

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нейссер, У. (1991). Два перцептивно данных аспекта самости и их развитие. Дев. Ред. 11, 197–209. дои: 10.1016/0273-2297(91)-D

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Парнас, Дж., и Хенриксен, М. Г. (2014). Расстройство личности в спектре шизофрении: клиническая и исследовательская перспектива. Гарв. Преподобная психиатрия 22, 251–265. doi: 10.1097/HRP.0000000000000040

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Паскуалини И., Льбера Дж. и Бланке О. (2013). «Видеть» и «чувствовать» архитектуру: как телесное самосознание изменяет архитектурный опыт и влияет на восприятие интерьеров. Фронт. Психол. 4:354. doi: 10.3389/fpsyg.2013.00354

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пфайффер, К., Серино, А., и Бланке, О. (2014). Вестибулярная система: пространственная ссылка для телесного самосознания. Фронт. интегр. Неврологи. 8:31. doi: 10.3389/finnt.2014.00031

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Филлипс, М.Л., Янг, А.В., Сениор, К., Браммер, М., Эндрю, К., Колдер, А.Дж., и др. (1997). Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389, 495–498. дои: 10.1038/39051

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пиаже, Дж.(1936). La Naissance De L’intelligence Chez L’enfant. Невшатель: Делашо и Нистле.

Академия Google

Пиаже, Дж. (1956). Les Stades Du Développement Intellectuel De L’enfant Et De L’adolescent. Le problème Des Stades En Psychologie De L’enfant. Париж: Presses Universitaires de Paris, 33–42.

Академия Google

Риццолатти, Г., и Синигалья, К. (2008). Нейрон Мируарс (Les). Париж: Editions Odile Jacob, 252.

Академия Google

Роша, П. (2018). Онтогенез человеческого самосознания. Курс. Реж. Психол. науч. 27, 345-50. дои: 10.1177/0963721418760236

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Роде Г., Чарльз Н., Перенин М. Т., Вигетто А., Трилле М. и Аймар Г. (1992). Частичная ремиссия гемиплегии и соматопарафрении путем вестибулярной стимуляции в случае одностороннего игнорирования. Кортекс 28, 203–208. дои: 10.1016/S0010-9452(13)80048-2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Растин, Э., Сулейрак, А., и Шентуб, С.А. (1954). Comportement de l’enfant arriéré devant le miroir. Enfance 7, 333–340. doi: 10.3406/enfan.1954.1469

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шильдер, П. (1968). Изображение корпуса. Париж: Галлимар.

Академия Google

Сет А.К., Ижикевич Э., Рике Г.Н.и Эдельман, Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенная структура. Проц. Натл. акад. науч. США 103, 10799–10804. doi: 10.1073/pnas.0604347103

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сфорца А., Буфалари И., Хаггард П. и Аглиоти С. М. (2010). Мое лицо в твоем: зрительно-тактильная стимуляция лица влияет на чувство идентичности. Соц. Неврологи. 5, 148–162. дои: 10.1080/174709105503

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шеррингтон, К.С. (1906). Интегративное действие нервной системы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

Академия Google

Сиригу А., Дапрати Э., Прадат-Диль П., Франк Н. и Жаннерод М. (1999). Восприятие самостоятельного движения после поражения левой теменной области. Мозг 122 (часть 10), 1867–1874 гг. doi: 10.1093/мозг/122.10.1867

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Словински П., Альдеризио Ф., Чжай К., Shen, Y., Tino, P., Bortolon, C., et al. (2017). Раскрытие социально-моторных биомаркеров шизофрении. NPJ Шизофр. 3:8. doi: 10.1038/s41537-016-0009-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Старобинский, Дж. (1977). Le concept de cénesthésie et les idées neuropsychologiques Морица Шиффа. Геснерус 34, 2–20.

Tackett, J.L., Balsis, S., Oltmanns, T.F., and Krueger, R.F. (2009). Единый взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Дев. Психопат. 21, 687–713. дои: 10.1017/S0954579409X

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Теста А., Джаннуцци Р., Соллаццо Ф., Петронголо Л., Бернардини Л. и Дайни С. (2013). Психиатрические неотложные состояния (часть I): психические расстройства, вызывающие органические симптомы. евро. преподобный мед. Фармакол. науч. 17(Прил. 1), 55–64.

Реферат PubMed | Академия Google

Тирио, Б., Верманн, М., Лангбур, Н., Джаафари, Н., и Бертоз, А. (2016). Отождествление себя с собой другого человека ослабляет эгоцентрические зрительно-пространственные механизмы: новая парадигма двойного зеркала для изучения различий и взаимодействия между собой и другими. Фронт. Психол. 7:1283. doi: 10.3389/fpsyg.2016.01283

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тонони, Г., и Эдельман, Г.М. (2000). Шизофрения и механизмы сознательной интеграции. Мозг Res. Ред. 31, 391–400.doi: 10.1016/S0165-0173(99)00056-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Торджман, С., и Майллес, А.С. (2009). Проблемы развития имиджа корпуса в маленьком детстве: единое измерение commune partagée par la шизофрения и аутизм? Нейропсихиатр. Энфанс Адолеск. 57, 6–13. doi: 10.1016/j.neurenf.2008.09.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Цакирис М., Гессе М. Д., Бой К., Хаггард П. и Финк Г.Р. (2007). Нейронные подписи владения телом: сенсорная сеть для телесного самосознания. Церебр. Кора 17, 2235–2244. doi: 10.1093/cercor/bhl131

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Валлар Г., Боттини Г. и Стерзи Р. (2003). Анозогнозия левостороннего моторного и сенсорного дефицита, моторного игнорирования и сенсорной геминевнимательности: есть ли связь? Прог. Мозг Res. 142, 289–301. дои: 10.1016/S0079-6123(03)42020-7

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ван Велюв, С.Дж. и Шанс, С.А. (2014). Дифференциация между собой и другими: метаанализ ALE исследований фМРТ самопознания и теории разума. Поведение при визуализации мозга. 8, 24–38. doi: 10.1007/s11682-013-9266-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Выготский, Л. С. (1933). Игра и ее роль в психическом развитии ребенка. Сов. Психол. 5, 6–18. дои: 10.2753/RPO1061-040505036

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Выготский Л.С. (1978). Психика в обществе: развитие высших психических процессов. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Валлон, Х. (1934). Les Origines Du Caractère Chez L’enfant , 5e Edn. Париж: ППУ.

Академия Google

Валлон, Х. (1959a). Kinesthésie et image visuelle du corps propre chez l’enfant. Enfance 12, 252–263. doi: 10.3406/enfan.1959.1440

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Изучение самосознания на основе распознавания себя и других образов в зеркале: концепции и оценка

Теоретические основы: концептуализация самости

На протяжении веков теоретики стремились понять и определить самосознание (Maine de Biran, 1834; Piaget, 1936; Wallon, 1959b; Merleau-Ponty, 1964; Vygotsky, 1978; Neisser, 1991; Rochat, 2003).Одна из теоретических моделей, специально разработанная Пиаже (1936) и Мерло-Понти (1964), — это модель врожденного самосознания, по крайней мере, в его телесном измерении. В этой модели субъект родился субъектом и знает себя как субъект. Его/ее последующее психическое развитие касается того, как он/она будет строить и формировать мир вокруг себя. Согласно Пиаже (1936), взаимодействия между ребенком и окружающей его средой регулируются ритмом, в котором происходит созревание его центральной нервной системы.Его фундаментальная работа в области психологии развития повлияла на многих его последователей, в том числе на Мерло-Понти (1964), чья философская работа частично была сосредоточена на феноменологии восприятия. Некоторые из разработанных им понятий присоединились к идеям Пиаже. Примечательно, что он настаивал на важности другого для индивидуума, при этом привлекая определенную степень врожденного самосознания, особенно со схемой тела, уже присутствующей у ребенка в очень раннем возрасте и благодаря которой он/она сможет взаимодействовать с другими.

В начале ХХ века появились различные течения мысли, принципиально развитые Выготским (1933). Идеи Выготского были далеки от теорий Пиаже, ставя под сомнение пиажеистскую эгоцентрическую стадию, которая ставит ребенка в центр развития представлений о себе и окружающем мире. Для Выготского ребенок не главный работник этой конструкции; он/она является учеником, и именно присутствие другого и внешней среды позволит ему/ей построить себя как личность (Выготский, 1978).

Эти идеи были подхвачены многими современниками. Во Франции влияние Валлона (1959b) было особенно значительным. В своей работе Валлон ставит под сомнение возможное совместное конструирование самосознания и сознания другого на основе взаимодействия человека с внешней средой. Валлон акцентирует внимание на важности присутствия другого, чтобы быть с ребенком в его/ее самоконструировании. Ребенок учится отношениям от других, сначала путем простой мимикрии и взаимного эмоционального заражения.По Валлону, эта эмоциональная реципрокность является признаком изначальной невозможности для ребенка дистанцироваться от других в первые месяцы жизни. Он/она не будет осознавать, что является отдельной личностью от своих родителей. Именно через игру взаимного раздражения и чередования ребенок наконец осознает границу, отделяющую его от другого, от его собственного эго . Для Валлона это развитие самосознания заканчивается в возрасте 3 лет, в возрасте кризиса, когда ребенок может утвердить себя и противопоставить другим свои собственные желания и идеи.Этот подход доминировал в течение следующих десятилетий.

Нейссер (1991) описал два разных способа построения себя: (а) через телесное восприятие и взаимодействие с окружающей средой и (б) через отношения с другими. Кроме того, другие авторы, такие как Принц (2013), обсуждали понятие социального отражения и предположили, что социальное отражение является предпосылкой для конституирования ментальных самостей. Наконец, Уэбб и Грациано (2015) подчеркнули важную роль обработки внимания в развитии самосознания в отношении внешних и внутренних раздражителей окружающей среды.

Краткое изложение концепций себя представлено в .

Таблица 1

Концептуализация себя.

Авторы Концептуализация
Пиаже (1936) Психологическое развитие касается того, как дети строят и формируют окружающий мир, управляемого созреванием центральной нервной системы
Wallon (1959b) месяцев жизни.Благодаря взаимной стимуляции и чередованию ребенок осознает границы между собой и другим и развивает свое собственное эго
Merleau-Ponty (1964) Важность другого. Существует определенная степень врожденного самосознания (схема тела), позволяющая осуществлять социальные взаимодействия
Выготский (1978) Субъект учится у других и внешней среды, как строить себя как личность
Нейссер (1991) Два разных способа построения себя : (а) через телесное восприятие и взаимодействие с объектами окружающей среды и (б) через отношения с другими
нейронная репрезентативная система, составляющая основу минимальной супервентности для конкретных переживаний

Более глобальные подходы к концепции самосознания были предложены совсем недавно, особенно Damasio et al.(1999), чья работа сосредоточена на изучении нейронной основы познания и поведения. Он был одним из самых активных исследователей в области осведомленности/сознания, исследуя лежащие в его основе механизмы. В своей работе он обобщает идеи, разработанные в ходе различных исследований, предлагая три различных уровня осознания/сознания, которые в конечном итоге ведут к самосознанию: (а) Первичное сознание , (б) Рефлексивное сознание и ( в) Самосознание. Первичное сознание — это бдительное основное сознание, которое развивается в возрасте от 6 месяцев до 1 года и позволяет младенцу развиваться в своем окружении, даже если он не может отличить себя от остальных Мир. Первичное сознание присуще другим видам животных с органами чувств и сложным мозгом (Jones and Mormede, 2002). Рефлексивное сознание позволяет человеку понять, что именно он/она направляет свои собственные действия и мысли и что он/она контролирует свои рассуждения и поведение.Это соответствует сознанию того, что вы не являетесь другим, и его разделяют люди и крупные приматы. Самосознание, более высокий уровень сознания, относится к способности усваивать собственную историю, осознавать единство себя, которое сохраняется, несмотря на течение времени и изменения окружающей среды. По словам Дамасио, у людей это не появляется до 2 лет. Интересно, что двухлетнему возрасту также соответствует развитие речи ребенка.

Понятие первичного сознания, разработанное Damasio et al.(1999) можно сравнить с концепцией «минимального Я». Минимальное Я представляет собой самый базовый уровень Я. Это относится к самосознанию как к предмету непосредственного опыта и дорефлексивного происхождения действия, опыта и мысли (Gallagher, 2000). Дорефлексивное «это мое» (или чувство принадлежности; «мое») сознательного опыта является центральной характеристикой минимального «я». Следовательно, минимальное «я» можно отличить от более сложных аспектов «я», таких как рефлексивное «я» (эксплицитное осознание «я») и нарративное «я» (переживание себя с определенными характеристиками и собственной историей).

Совсем недавно Десити и Соммервиль (2003) представили свою концептуализацию себя в обзоре литературы. Эта концептуализация в некотором роде отражает модель стратификации, описанную Дамасио. Соответственно, конструирование Я представляет собой многомерный и развивающийся процесс, происходящий с младенчества и развивающийся на протяжении первых лет жизни. Этот процесс включает физические, психологические и социальные факторы и позволяет развивать разные типы сознания на разных уровнях.Десити и Соммервиль подчеркнули когнитивное измерение саморазвития, включающее общие представления о себе и других, что в конечном итоге приводит к дифференциации себя и других.

Различные уровни, типы, содержание и изменения самосознания суммированы в .

Таблица 2 9005

9079 907: Мета «Оснащение самоуверенности 995609599 навыки действий
Сознание
Уровни сознания * Предварительно рефлексивное сознание (неявное) ранний внешний вид, опирается на телесные восприятия
Уровень 1: дифференцировка полагается на опыт собственных телесных движений
Уровень 2: Ситуация зависит от интермодального сенсорного восприятия собственного тела
Рефлексивное сознание (явное) Самость выражается явно
Уровень 3: Идентификация Определение я в зеркале
Уровень 4 : Стойкость     • 9 0725 Идентификация постоянного «я» (неизменного во времени), в картинках и кинофильмах
Самосознание (эксплицитное) Более поздний внешний вид, опирается на мысленные представления
* , Представления того, как ребенок воспринимается другими
Типы сознания Агентство Сознание воли и владения
Отличимость Сознание Уникальность
Личная непрерывность Сознание непрерывности через
Содержание сознания Физические функции E
психологические чертов и ценности
Социальная роль и членство Социальная роль и членство, репутация, отношения с другими
Изменения самосознания Присутствие Чувство личного опыта становится затронутым
Чувство телесности Поразительная тенденция воспринимать свое тело преимущественно как объект: увеличивающееся эмпирическое расстояние между субъективностью и телесностью («развоплощение»)0
Поток Сознания. демаркация Инференциальное отражение возникает как минус Экванация нечувствительного чувства Mybess
60759 Солипсизм и экзиционерное переориентация, чтобы быть чрезмерно озабоченным с философскими, сверхъестественными или метафизическими тем

в свете этих разных подходов, две изначальные концепции можно выделить.Во-первых, обретение самосознания происходит главным образом за счет дифференциации себя и другого с признанием идентичностей друг друга. Вторая концепция состоит в том, что тело, интерфейс между собой и другим, является одним из важнейших ключей в ходе этого процесса. Эта концепция развивается в следующем разделе.

Что касается первой концепции, самосознание будет строиться по отношению к другому (реляционная диада) посредством реляционной и эмоциональной синхронизации и глазами другого (Wallon, 1984; Feldman, 2007; Haag et al., 2005, 2010). Мать смотрит на младенца, а младенец смотрит на мать, но он/она также видит свое отражение в глазах матери. Самосознание с интеграцией образа тела также проходит мимо подражания другому, переходя, например, от простого подражания у новорожденного высовывания языка к более сложному развитию, включающему словесный язык ребенка (Надель-Брульфер и Бодоньер). , 1982; Надель и др., 1983; Надель, 2011).

Здесь мы могли бы предположить, что самосознание строится через подражание другому, с представлением идентичного через синхронизацию, но также и с представлением того, что отличается.Позже появление гендерного тела относится к половой дифференциации и, вероятно, в подростковом возрасте является новым мобилизующим рычагом этого процесса.

Роль тела в самосознании

Восприятие тела и самосознание

Сегодня связь между телом и разумом кажется хорошо установленной. Клиническая практика ежедневно напоминает об этом в отношении частоты психосоматических проявлений, наблюдаемых у пациентов с психическими расстройствами (Testa et al., 2013).Тело выступает здесь как отражение психологических проблем и в центре психологического процесса самосознания (Gernet, 2007).

По Валлону (1959a), когда ребенок рождается, он/она видит себя смещенным, с отдельными частями и членами, и постепенно он/она видит их объединенными в единое целое. Сознание телесного Я было бы необходимой предпосылкой построения личности ребенка. Впервые это понятие было введено в 1794 году под названием cenesthesia .Хюбнер определил cenesthesia как общую чувствительность, которая представляет душе состояние ее тела, тогда как чувствительность информирует душу о внешнем мире, а внутреннее чувство дает представления, суждения, идеи и понятия (Старобинский, 1977). Валлон позже опишет его проще, обозначив под этим термином два типа чувствительности: внутреннюю и висцеральную чувствительность и проприоцептивную и постуральную чувствительность, совместное действие которых будет отвечать за кинестетические ощущения.

Эта концепция сенестезии эволюционировала в концепцию схемы тела в конце девятнадцатого века после клинических наблюдений Боннье (1904) за нарушениями восприятия собственного тела, возникающими в результате определенных неврологических поражений или доброкачественных расстройств, таких как как головокружение. Затем выдвигается гипотеза о существовании нормальной системы восприятия, с которой связаны эти аномалии. Эта система восприятия соответствовала бы тому, что Хед и Холмс и др.(1911–1912), концептуализированный вскоре после этого под термином схема тела . Этот телесный паттерн будет постепенно формироваться в первые месяцы жизни, когда ребенок, по-видимому, проявляет большой интерес к исследованию своего собственного тела с помощью прикосновений, а также к изучению своего непосредственного окружения. Благодаря этому исследованию ребенок постепенно узнает границы между своим телом и своим окружением. Хотя в нескольких исследованиях подчеркивался риск дефицита схемы тела у детей с тяжелыми нарушениями зрения (обзор см. в Lueck and Dutton, 2015), Хед и Холмс отвергли какое-либо участие оптических путей в приобретении этой схемы тела, которая отражает общая интуиция относительно настоящего положения тела в пространстве.

Это последнее замечание подчеркивает фундаментальное различие между этой концепцией схемы тела и концепцией образа себя, введенной Шилдером (1968). Первый основан на постуральных элементах, тогда как другой относится к символическому и аффективному опыту, основанному прежде всего на визуальном восприятии самого себя. Эти два, однако, не диссоциированы, учитывая, что они вместе вносят вклад в конституцию тела-самости .

Как и схема тела, представление о себе не является врожденным, а приобретается постепенно.Понятие самообраза эмоционально и символически заряжено. Образ себя — это не просто наблюдаемый образ. Это также включает в себя то, как люди представляют свое собственное тело в своем уме и репрезентации других на своем собственном теле. Это представление первоначально осуществляется как часть взаимодействия между ребенком и другим, как если бы ребенок мог сначала увидеть себя глазами другого, прежде чем он смог бы представить свое собственное тело. Различные авторы описывали важную роль зеркала в построении образа самого себя и, в более широком смысле, самого себя.Этот аспект будет подробно описан позже.

Этот обзор идей, разрабатывавшихся более ста лет, показывает важность тела в основных теориях психологии развития. Действительно, более поздние авторы, такие как Damasio et al. (1999), выделили центральное место, которое занимает тело в феномене сознания. Они поддерживают идею о том, что сознательное мышление в первую очередь основано на нашем внутреннем восприятии. В своей модели они разработали различные возможные уровни самосознания, ставя телесное восприятие выше любого уровня сознания.Восприятие внешнего мира, описанное в первичном сознании, становится возможным только в том случае, если это основное телесное восприятие является операциональным.

В последние годы многие авторы также участвовали в улучшении нашего понимания путей, участвующих в самосознании, уделяя особое внимание «телесному самосознанию» (Aspell et al., 2009; Pasqualini et al., 2013). ). Эта концепция делится на три измерения: самолокализация, перспектива от первого лица и самоидентификация.

Различные экспериментальные исследования показали, что телесное самосознание податливо. Сфорца и др. (2010), например, изучали распознавание лиц у здоровых людей с помощью простой экспериментальной парадигмы. Исследователь прикасался к лицу испытуемого, в то время как испытуемый наблюдал, как то же самое действие одновременно применялось к лицу другого человека. Результаты этого исследования показали частые ошибки в идентификации образа другого как своего собственного. Точно так же, манипулируя зрительно-тактильными входами, искусственная рука может вызвать иллюзорное чувство собственности (иллюзия резиновой руки; Botvinick and Cohen, 1998).На самом деле, наблюдение за тем, как рука или лицо другого человека поглаживаются синхронно с поглаживаниями, нанесенными нашей собственной соответствующей невидимой руке или лицу, может вызвать иллюзорную самоатрибуцию видимой руки или лица. Более того, участники воспринимают положение своей руки как смещенное в сторону фальшивого положения руки (проприоцептивный дрейф) или оценивают лицо другого человека как похожее на свое лицо. Многие экспериментальные парадигмы дали аналогичные результаты, предполагая, что телесное самосознание может колебаться при противоречивой сенсорной стимуляции.Кроме того, как обсуждается ниже, наши двигательные действия также могут способствовать самосознанию.

Телесные действия и самосознание

Как было недавно подчеркнуто, система управления моторикой в ​​мозге не только контролирует сложные действия, но также связана с репрезентацией тела (Murata et al., 2016). Точнее, Мурата и соавт. (2016) показали, что система управления моторикой способствует восприятию рук как части собственного тела. Согласно Галлахеру (2005), восприятие собственного тела является фундаментальным процессом самопознания.Таким образом, руки являются не только эффекторами в движении, но и могут рассматриваться как связующее звено между разумом и управлением движениями. В соответствии с этим то, что сейчас называется чувством свободы воли, можно рассматривать как субъективное осознание того, что порожденное действие приписывается самому себе. Чувство агентности возникает, когда выполняемое действие осознается как порожденное собственным телом. Таким образом, ожидается, что ощущение свободы действий возникает исключительно во время произвольного движения. Согласно Blakemore et al.(1999), копия двигательной команды, т. е. эфферентная копия, может передаваться в прямую модель для прогнозирования обратной связи в ответ на данную двигательную команду. Таким образом, сравнение между сенсорной обратной связью и последующим разрядом способствует как точности движения, так и распознаванию того, кто произвел наблюдаемое действие. В свою очередь, чувство действия участвует в построении самосознания через производство и контроль двигательных действий.

Несколько нейропсихологических и нейровизуализационных экспериментов показали, что нижняя теменная кора участвует в чувстве деятельности (обзор см. Murata et al., 2016). Действительно, как показано Sirigu et al. (1999), у пациентов с поражением нижней теменной коры наблюдается дефицит распознавания агентов. Более того, таким же образом несколько исследований изображений головного мозга человека показали, что нижняя теменная кора участвует в обнаружении агента действия у здоровых участников (Farrer et al., 2003, 2008; Decety and Grèzes, 2006; Chambon et al.). др., 2013). Интересно, как мы обсудим ниже, теменные поражения также ответственны за пространственное пренебрежение, а также соматопарафрению, два нейропсихологических дефицита, которые также могут влиять на самосознание.

Нейропсихологический подход к самосознанию. в основном исследовали у здоровых участников с использованием как экспериментальных, так и функциональных методов нейровизуализации (Farrer et al., 2003; Tsakiris et al., 2007). Дополнительным подходом является исследование неврологических больных со специфическими нейропсихологическими нарушениями этих органов чувств после повреждения головного мозга.

Как обсуждается ниже, у пациентов с повреждением головного мозга, особенно после инсульта, может наблюдаться анозогнозия гемиплегии (AHP), влияющая на чувство собственности и, следовательно, на самосознание. Пациенты с повреждением головного мозга и АГП обычно отрицают слабость своей паретичной или плегической конечности, противоположной поражению, и убеждены, что они двигаются правильно. У этих пациентов также может быть нарушено чувство собственности по отношению к паретичной/плегической конечности. Они воспринимают контралатеральную конечность как не принадлежащую им и даже могут приписывать ее другим людям.Этот дефицит часто называют «соматопарафренией». Таким образом, для AHP характерно ложное убеждение, что они не парализованы. Таким образом, их чувство участия или отсутствия причинной вовлеченности в действие — их чувство свободы воли — резко нарушается. Каким бы невероятным это ни казалось, несмотря на очевидный факт, что противоположная поражению конечность сильно парализована, эти пациенты ведут себя так, как будто расстройства не существует. Когда их просят пошевелить паретичной/плегической рукой или ногой, они могут ничего не делать или могут двигать конечностью противоположной стороны.Однако в обеих ситуациях они либо убеждены, что успешно выполнили задачу, либо могут утверждать, что могут двигаться обычным образом. Интересно, что хотя они не могут пошевелить противоположной конечностью, когда их об этом просят, они могут объяснять свою невозможность либо конфабуляциями (вчера я мог ее пошевелить, но моя рука теперь устала), либо внешними причинами (земля скользкая, Я не могу по нему ходить) (Натансон и др., 1952). Что касается нейроанатомических коррелятов AHP, несколько исследований показали, что правая островковая кора может быть важной анатомической областью в интеграции входных сигналов, связанных с самосознанием о функционировании частей тела (обзор см. Karnath and Baier, 2010).Кроме того, в подтверждение этой гипотезы сообщалось о сходных доказательствах того, что передняя островковая кора также является центральной структурой для механизмов боли и регуляции температуры (Craig et al., 1996; Kong et al., 2006). Таким образом, передняя островковая кора вполне может представлять собой важный коррелят человеческой «интероцепции», а также важнейшую область коры для владения телом, для чувства свободы действий и, в более общем плане, для самосознания (Craig, 2002, 2009). Более того, предполагалось, что передняя островковая кора участвует в других когнитивных и эмоциональных процессах, которые вполне могут способствовать самосознанию, таких как чувство гнева или тревоги (Phillips et al., 1997; Damasio et al., 2000), страстное желание (Contreras et al., 2007; Naqvi et al., 2007) и визуальное самопознание (Devue et al., 2007).

Наконец, анозогнозия и нарушение чувства принадлежности тела часто связаны с другим нейропсихологическим дефицитом, следующим за поражением правой теменной области и влияющим на пространственную репрезентацию: одностороннее пространственное пренебрежение (USN).

Личное игнорирование

Одностороннее пространственное игнорирование — это расстройство, при котором пациенты не осознают наличие полупространства, противоположного поражению.Обычно левое УСН наблюдается после поражения правой теменной области. Как предложил Шильдер (1968), пространство можно разделить на внеличностное, окололичностное и личное пространство. В соответствии с этим пациенты, страдающие УСН, могут игнорировать либо экстраперсональное пространство (ближнее или дальнее), либо личное пространство, противоположное поражению. В этом последнем случае, когда пациенты страдают от личного пренебрежения, они игнорируют собственные части тела, пораженные поражением. Действительно, пациенты могут не использовать контралатеральное полутело, даже если они не парализованы.В некоторых случаях у пациентов может проявляться соматофрения, и они могут объяснить, что их противоположная рука или нога находятся за шкафом или что их муж или жена взяли их с собой. Важно отметить, что многие пациенты не знают, что у них есть эти проблемы (анозогнозия).

Нейропсихологический подход действительно может представлять интерес для оценки роли различных корковых и подкорковых структур, участвующих в самосознании, для расшифровки нейрофизиологической основы самосознания, как это представлено в следующем разделе.

Нейрофизиологический подход к самосознанию

Эволюционная психология постулирует, что самосознание, как и другие высшие когнитивные способности, будут уникальными для человека и, таким образом, будут отличать нас от видов животных, даже от самых развитых ( Роша, 2018). Эти теории теперь оспариваются нейробиологическими достижениями, подчеркивающими участие определенных структур мозга в процессе самосознания, о котором сообщают некоторые приматы.

Сложные пути активации и интеграции

Шильдер, психиатр и психоаналитик, в 1935 г. отошел от теорий психоразвития самосознания, чтобы поставить под сомнение нейрофизиологические механизмы, позволяющие человеку находиться в заданном пространстве-времени (Schilder, 1968).Его идеи открыли новые перспективы для различных исследовательских проектов. С того времени и до сих пор было разработано и разработано множество экспериментальных парадигм, чтобы лучше понять неврологические пути самосознания.

Лермитт (1939) одним из первых опубликовал свои исследования нейрофизиологических механизмов самосознания. Он описал возможную активацию правых теменных мозговых структур, связанную с процессом приобретения образа себя. Позднее эта гипотеза была подтверждена многочисленными исследованиями, и в настоящее время, по-видимому, хорошо известно, что структуры правого полушария, особенно теменные, участвуют в глобальном самосознании (Taylor, 2001).

В частности, помимо вовлечения нижней теменной коры в качестве агента, описанного выше в разделе « Действия тела и самосознание », также сообщалось об первичной роли височно-теменного соединения (Ionta et al. , 2011; Грациано, 2018). Она соответствует зоне интеграции мультимодальной сенсорной информации, которая может играть ключевую роль в ракурсе от первого лица и различении себя и другого, а также в некоторых более сложных механизмах теории сознания, включающих в себя способность понимать намерения, желания и убеждения другого.Аспел и др. (2012) более подробно изучали его активацию во время феномена внетелесных переживаний как с помощью непрерывного электроэнцефалографического мониторинга во время таких феноменов, так и путем наблюдения, что такие эксперименты могут быть вызваны у здоровых людей транскраниальной магнитной стимуляцией (ТМС) височно-теменной области. соединение (Blanke et al., 2005).

Роль структур лобной коры также обсуждалась в отношении, в частности, активации префронтальной коры, которая будет вмешиваться в процесс дифференциации между собой и другими (Van Veluw and Chance, 2014).Примечательно, что несколько исследований fRMI по теории разума подчеркивают ключевую роль срединной префронтальной коры (Van Veluw and Chance, 2014).

Наконец, роль вестибулярной системы также была описана в развитии пространственно-телесного самосознания (Pfeiffer et al., 2014). Одной из его функций является предоставление информации о положении тела с учетом вариаций гравитационной системы Земли, необходимой для кодирования мозгом пространственной ориентации тела в окружающей среде.Некоторые исследования предполагают, что вестибулярная система может быть частью более крупной сети, участвующей в пространственном исследовании, включая теменные доли и переднюю островковую кору, уже упомянутую в разделе « Нарушение чувства свободы действий и нарушение владения телом » (Brandt et al. ., 1994; Карнат и др., 2004). Это вполне может объяснить, как калорийная вестибулярная стимуляция может уменьшить соматофрению. Действительно, было продемонстрировано, что такая стимуляция, применяемая у пациентов с повреждением правого полушария, может вызывать временную ремиссию анозогнозии при гемипарезе, а также постоянное исчезновение соматофрении (Cappa et al., 1987; Бисиач и др., 1991; Роде и др., 1992; Валлар и др., 2003). Также калорическая вестибулярная стимуляция может снижать АГП и УЗН (Cappa et al., 1987; Bisiach et al., 1991; Rode et al., 1992; Vallar et al., 2003), подтверждая роль вестибулярно-теменной сети в осознание тела и самосознание.

Примечательно, что интегрированные модели самосознания, предполагающие сенсорную и моторную мультимодальную интеграцию, родственны идеям, уже разработанным Шеррингтоном почти столетие назад.Сэр К. С. Шеррингтон (1906 г.) был английским неврологом, получившим Нобелевскую премию по медицине вместе с Адрианом (1932 г.) за работу над нервной системой. Согласно их работе, самосознание здесь и сейчас основано на зрительно-мышечно-лабиринтных или тактильно-мышечно-лабиринтных восприятиях (Wallon, 1959a). Эта модель также перекликается с некоторыми идеями Пиаже, поскольку он описал в рамках своих стадий развития первую сенсомоторную стадию, во время которой ребенок существует только посредством движения и ощущения (Piaget, 1956).Это описание показывает даже сегодня важность сенсорной стимуляции и то, как ее можно интегрировать в мозг для построения самосознания, особенно у очень маленьких детей.

В рамках этого процесса интеграции и сложной активации роль конкретной системы нейронов – зеркальных нейронов – является предметом многочисленных споров.

Система зеркальных нейронов

Зеркальные нейроны были впервые описаны Rizzolatti и Sinigaglia (2008). Они представляют собой систему моторных нейронов, особенность которых заключается в том, что они активируются как тогда, когда мы выполняем данное действие, так и когда мы видим, как кто-то другой выполняет то же действие, или даже когда мы думаем или говорим о его осуществлении, не инициируя его.Впервые они были обнаружены у обезьян после того, как было замечено, что они часто могут выполнять действие сразу после того, как увидят его у одного из своих сородичей, как бы зеркально отражая другого.

Эти описания могут свидетельствовать о том, что нейроны, участвующие в таких реакциях, находятся на уровне оптических путей и активируются зрительной стимуляцией. Однако исследования Риццолатти в области функциональной визуализации мозга предполагают, что эта «зеркальная» реакция соответствует активации мозга на уровне премоторной лобной коры, верхней височной борозды и некоторых теменных областей (Rizzolatti and Sinigaglia, 2008).Другие недавние исследования функциональной МРТ подтверждают эти данные, не показывая какой-либо активации в затылочных зрительных областях (Calvo-Merino et al., 2005). Исследования системы зеркальных нейронов у приматов показали активацию области мозга F5, которая у человека соответствует области Брока (т. е. нижняя часть F3, соответствующая полям Бродмана 44 и 45). Можно предположить, что эти зеркальные нейроны также играют роль в воспроизведении вербального языка и способности общаться с другими людьми.

Признано, что эти нейроны частично лежат в основе нашей способности связываться друг с другом. Это открытие поставило их в центр социального познания. Их роль особенно обсуждалась в способности отличать себя от других, а также во взаимодействиях с другими на телесном, аффективном и когнитивном уровнях (как, например, в феномене эмпатии).

Здесь можно провести параллель между функционированием зеркальных нейронов и реципрокностью жестов и эмоций, описанной Валлоном.Согласно теории Валлона (1959b), младенец воспроизводит многие действия, которые он видит у взрослых (например, улыбку), как если бы он смотрел в зеркало. Именно через эти переживания, точнее, через процессы идентификации и дифференциации, может развиваться самосознание.

В настоящее время система зеркальных нейронов подвергается некоторой критике из-за недостаточной специфичности, а более поздние исследования показывают, что ей быстро присвоили слишком много доверия (Hickok, 2014). Тем не менее их открытие создало подражание, которое многое привнесло в научные исследования.

Несмотря на постоянные попытки лучше понять конкретные пути, связанные с самосознанием, они еще недостаточно хорошо установлены. Ограничения появляются с учетом сложности обрабатываемой информации. Для некоторых авторов, таких как Damasio et al. (1999), Тонони и Эдельман (2000) или Сет и др. (2006), нет фиксированной структуры, ответственной за существование самосознания на разных его уровнях. Для этих авторов самосознание на самом деле отвечает на гораздо более всеобъемлющую активацию мозга, которая позволяет человеку локализовать себя здесь и сейчас и принять во внимание свою личную историю с соответствующими аффектами.

Парадокс самосознания | Массачусетский технологический институт Press

Резюме

В этой книге Хосе Луис Бермудес обращается к двум фундаментальным проблемам философии и психологии самосознания: (1) Можем ли мы дать нециклическое описание полноценного самосознательного мышления и языка с точки зрения более фундаментальных способностей? (2) Можем ли мы объяснить, как полноценное самосознательное мышление и язык могут возникнуть в ходе нормального хода человеческого развития? Бермудес утверждает, что парадокс (парадокс самосознания) возникает из-за очевидной строгой взаимозависимости между самосознательным мышлением и языковой самореференцией.Этот парадокс приводит к замкнутости всех теорий, определяющих самосознание с точки зрения языкового мастерства местоимения первого лица. Кажется, что из парадокса самосознания следует, что никакое такое объяснение или объяснение не может быть дано.

Опираясь на последние работы в области эмпирической психологии и философии, автор утверждает, что любое объяснение полноценного самосознания, отвечающее на эти два вопроса, требует внимания к примитивным формам самосознания, которые являются долингвистическими и доконцептуальными.Такие примитивные формы самосознания обнаруживаются в соматической проприоцепции, структуре экстероцептивного восприятия и доязыковых формах социального взаимодействия. Автор использует эти примитивные формы самосознания, чтобы разрешить парадокс самосознания и показать, как можно дать утвердительный ответ на оба вопроса.

Твердый переплет
Из печати ISBN: 9780262024419 356 стр. | 6 х 9 дюймов

Мягкая обложка
Из печати ISBN: 9780262522779 356 стр.| 6 х 9 дюймов

Авторы

Хосе Луис Бермудес
Хосе Луис Бермудес — профессор философии Техасского университета A&M. Он является соредактором книги «Тело и самость» (MIT Press) и автором книги «Парадокс самосознания » (MIT Press) и нескольких других книг, в том числе последней книги «Понимание «я»: язык и мышление» . .

феноменологическое и философское исследование /

себе. ….это сознание сознания – за исключением случая рефлективного

сознания… – не является позиционным…. Гурвич («Пограничное сознание»; 1985:

3): «Когда объект дан в опыте, переживающий субъект осознает

объект и имеет осознание этого самого сознания объекта. …каждый акт

сознания сопровождается осознанием самого себя.Гольдман («Теория

человеческого действия»; 1970: 96): «Когда мы думаем об х, наш ум сосредотачивается на х, а не на наших размышлениях об х. Тем не менее, процесс размышления об х несет в себе

нерефлексивное самосознание. То же самое верно и для желания. Желание x

(иногда) состоит в благоприятном отношении, принятии или осознании (перспективы

) x. Чтобы осознавать свое благоприятное отношение к х, мне не нужно об этом размышлять; мой

относительно х уже выгодно содержит самосознание.В этой связи мы могли бы также упомянуть

следующих философов и теоретиков: Арнольда (см. ниже), Рида

(см. ниже), Фихте (1970), Твардовского (1977: 11–17), Пфендера и Гейгера (см.

обсуждение в Spiegelberg 1982: 503-505), Merleau-Ponty (1962: 402ff.), Levinas

(1998: 123-132), Pols (1992: 211-215), Burge (1988), Velmans (2000 ), Torey

(1999), Humphrey (1992), Sommerhoff (2000), Van Gulick (например, 1988), Evans

(1970), O’Shaughnessy (2000).Этот список не является исчерпывающим. Далее мы обсудим

сторонников этой точки зрения ниже. Стоит отметить, что у Пруста также была версия представления

. Густав Бергманн цитирует следующий отрывок (в Bergmann 1964: 3):

«Quand je voyais un objet extérieur, la mind que je le voyais restait entre moi et

lui, le bordait d’un mince liséréspiritual qui m’empêchait de jamais toucher

directement sa matière». Однако сам Бергманн, по-видимому, не считал утверждение

верным, по крайней мере, не в полной мере.Он пишет (стр. 37): «Утверждение Пруста может быть верным или, более того,

верным для некоторых видов сознания. Однако в восприятии я, например, могу

и иногда так потеряться в объекте, что, по крайней мере, на короткие мгновения я не

сознаю

никакой liséré. Изложение доктрины Арно, поскольку оно так мало известно

и очень ясно сформулировано, заслуживает воспроизведения. В главе VI книги Des vrayes et des

fausses idées (1990: 25-26) Арно пишет: «…наша мысль или восприятие

по существу рефлексивны сами по себе; как это более удачно выражается на латыни, est conscia

sui, ибо я никогда не думаю, не зная, что я мыслю.…Я не вижу солнца, или, выражаясь

пунктом несомненно, я не воображаю, что вижу солнце, если только я не уверен, что мне

воображается, что я его вижу. Возможно, через некоторое время я не вспомню, что я

задумал то-то и то-то, но в то время, когда я это представляю, я знаю, что я

задумал это. …[В] дополнение к этому отражению, которое можно назвать виртуальным и которое

обнаруживается во всех наших восприятиях, есть другое, более явное, в котором мы исследуем наше

восприятие через другое восприятие, в чем каждый легко может убедиться.Обсуждение некоторых

см. Nadler 1989: 118ff.

3

Этот малоизвестный отрывок из Томаса Рида (Essays on the Intellectual Powers of

Man I.ii.3; 2002: 42) хорошо улавливает различие между рефлексивным и нерефлективным сознанием, истолковывает рефлексивное сознание как вопрос внимания к

действиям ума как таковым, и подразумевает точку зрения, что всякое сознание является маргинальным или

невнимательным сознанием самого себя.Все эти взгляды я поддерживаю здесь. Рейд пишет:

«Но следует отметить, что мы осознаем многие вещи, которым мало уделяем

Иллюзия «я»: как ваш мозг вызывает в воображении ваше самоощущение

София Деленив

Reilika Landen/plainpicture

ПОСМОТРЕТЬ в зеркало, и вы можете увидеть прыщи, морщины или непослушные волосы на лице, но под внешним видом скрывается нечто гораздо более интересное.Каждый раз, когда вы смотрите в глаза своему отражению, вы точно знаете, кто смотрит на вас. Самоощущение безошибочно. Это настолько важная часть человеческого бытия, что мы часто не замечаем этого. И все же самосознание — одна из величайших загадок ума. Как оно возникло и для чего?

Глядя на других животных, можно предположить, что мы не одиноки в способности узнавать себя в зеркале. По общему признанию, это краткий список видов, которые кажутся способными на этот подвиг, но он намекает на возможное объяснение.Самосознание могло развиться только у самых умных животных с самым большим мозгом. Если это так, то это пик ментальной сложности — высшая форма сознания.

Однако некоторые люди начали сомневаться в этой идее. Теперь их скептицизм подкрепляется необычным открытием: один вид обезьян, который ранее считался неспособным узнавать себя в зеркале, может легко научиться этому. Это не просто еще одно имя, которое можно добавить в эшелон самосознания. Открытие предполагает, что нам необходимо коренным образом переосмыслить наши представления о зеркалах и разуме.

Охота за самосознанием среди нелюдей продолжается уже несколько десятилетий. В наиболее широко используемом тесте — так называемом тесте на отпечатке лица — исследователи незаметно наносят каплю красителя без запаха на лоб или щеку животного, а затем наблюдают за его реакцией, когда оно находится перед зеркалом. Основная предпосылка заключается в том, что те, у кого твердое чувство собственного достоинства, могут признать свое отражение и попытаться стереть краску.

Большинство животных, прошедших этот тест, считаются разумными.К ним относятся шимпанзе, бонобо, орангутаны, азиатские слоны и евразийские сороки (член печально известного умного семейства врановых). Косатки и дельфины-афалины, кажется, тоже узнают себя в зеркале, хотя их анатомия означает, что они не могут удалить отметину на лице. Эта очевидная корреляция с интеллектом означает, что самосознание стало своего рода прокси для умственной сложности. Но есть некоторые загадочные эволюционные пробелы. Гориллы, например, обычно не проходят тест — за заметным исключением недавно умершего Коко — но наши более дальние родственники-приматы, орангутанги, проходят его.Кроме того, самосознательная элита содержит некоторые причудливые аномалии, такие как голуби, манты, муравьи и даже робот.

Некоторые из этих находок, особенно в отношении муравьев и голубей, оспариваются. Исследователи пытались объяснить других, утверждая, например, что гориллы умственно регрессировали после их отделения от других линий обезьян, потому что они сталкиваются с меньшим давлением в своей среде. Но недавнее открытие у обезьян труднее игнорировать.

В прошлом году Лянтанг Чанг и его коллеги из Шанхайского института биологических наук в Китае опубликовали видеозапись взаимодействия небольшой группы макак-резусов с зеркалом.На нем показаны обезьяны, искажающие свои тела, дергающие за волосы на лице, осматривающие кончики пальцев и демонстрирующие свои гениталии, не сводя глаз со своего отражения. Они очарованы, не оставляя сомнений, что узнают себя. Тем не менее, макаки-резусы неизменно не выдерживают зеркального теста. А всего несколькими неделями ранее те, кого изучала команда Чанга, не показывали никаких признаков того, что понимают свои отражения. Что изменилось?

На самом деле, есть неподтвержденные свидетельства того, что макаки в лаборатории внезапно проявляют интерес к зеркалам после того, как им снабдили громоздкими нейронными записывающими устройствами, выступающими из их голов.Команда Чанга задалась вопросом, действительно ли обезьянам не хватало самосознания, или их сдерживало отсутствие координации — неспособность связать то, что они видели, с внутренними сигналами, генерируемыми их мышечными движениями. Чтобы проверить это, они научили обезьян связывать зрение и движение, дав им пищевое вознаграждение за прикосновение к спроецированной лазерной точке. Сначала исследователи светили лазером там, где обезьяны могли легко его увидеть, а затем постепенно стали светить в местах, видимых только в зеркале.Перенесемся на несколько недель вперед, и они с честью прошли тест на отметку на лице.

Как минимум, это указывает на то, что наш способ проверки самосознания ошибочен (см. «Зеркало, зеркало»). Это, в свою очередь, повышает вероятность того, что самосознание гораздо более распространено, чем мы думаем. Итак, что мы знаем об эволюции этой ценной черты?

Уровни сознания

Многие психологи и антропологи считают, что существует иерархия сознания, соответствующая возрастающей сложности мозга.В его основе лежит минимальное сознание, приписываемое животным с простой нервной системой. Считается, что эти умы постоянно дрейфуют в море необработанных чувственных переживаний, мечутся между такими восприятиями, как цвет, голод, тепло и страх, мало осознавая их значения. Немногие умы достаточно сложны, чтобы воспринимать мир по-другому — через интроспективную линзу. Даже в этом случае у них может быть ограниченное чувство собственного достоинства. Только на пике умственной сложности мы находим умы, способные построить жизненный рассказ об опыте, сосредоточенном вокруг абстрактного понятия «я» — это элита.

Умные животные, такие как шимпанзе и дельфины, могут узнать себя в зеркале, но привели ли они нас по садовой дорожке?

Джеймс Балог/Фото Авроры

Что свидетельствует об этой иерархии? В конце концов, ментальная сложность — понятие скользкое, и, кроме того, никто из нас не имеет представления даже о разуме другого человека, не говоря уже о летучей мыши или жуке. Что ж, нет никаких сомнений в том, что у одних мозг намного больше и сложнее по структуре, чем у других. Это несоответствие в основном является результатом различных эволюционных требований, которым должны соответствовать животные, чтобы выжить.Например, нервная система малоподвижной устрицы, питающейся фильтром, состоит всего из двух кластеров клеток. Они позволяют ему делать именно то, что нужно устрице — контролировать свое пищеварение и передавать сигналы от светочувствительных щупалец к мышце, которая закрывает ее, когда появляется хищник. Между тем, на другом конце спектра есть одно конкретное требование, которое, по-видимому, привело к эволюции сложного мозга и также могло создать условия для возникновения чувства собственного «я». Эта задача заключается в том, чтобы иметь дело с сознанием других — будь то добыча, конкуренты или другие члены вашей социальной группы.

Согласно гипотезе социального мозга, разработанной Робином Данбаром из Оксфордского университета, жизнь в сплоченных сообществах особенно сложна, потому что близкие отношения зависят от способности понять, что происходит в уме другого человека. Чтобы достичь этого, мозг должен был превратиться из простого объекта, который испытывает ощущения и мысли, в наблюдателя за ними. По словам нейробиолога Майкла Грациано из Принстонского университета, для этого им нужно было построить модель разума.И как только развился биологический механизм для построения таких моделей, его можно было использовать для представления не только чужого, но и собственного разума.

Модель — будь то чтение мыслей, прогнозирование погоды или что-то еще — обычно начинается с некоторых предположений о факторах, влияющих на рассматриваемую систему, и их относительной важности. Затем он запускает моделирование и, в зависимости от того, насколько результат отличается от физических наблюдений, изменяет предположения. Таким образом, модель получает точное представление о действующих силах, что позволяет ей делать разумные прогнозы на будущее.«Мозг — строитель моделей, — говорит Грациано. «Вы не можете правильно двигать рукой, если ваша двигательная система не знает, где она находится, не может предсказать, где она будет в ближайшие несколько секунд, и не может запустить симуляцию того, что произойдет, если она отправит это сообщение. или эта команда мускулам». И, утверждает он, мозг использует точно такую ​​же стратегию для моделирования разума, чтобы он мог взаимодействовать в обществе. Если он прав, то то, что вы сознательно переживаете, является симуляцией.

«Возможно, самосознание — это даже не симуляция, а просто зеркальный зал»

В более широком смысле, самосознание — это сознательное состояние запуска этой симуляции в собственном уме.Грациано считает, что у нас нет причин возводить его на пьедестал. «Самосознание не более высокого порядка и не более сложное, чем сознание», — говорит он. «Это еще один пример сознания». Разум — это всего лишь объект, который некоторые мозги могут смоделировать и таким образом осознать. Более того, трудно установить, связана ли эта способность с уникально сложным биологическим механизмом. В конце концов, мы все еще пытаемся определить, как выглядит сознание в мозгу.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что мозг работает, по крайней мере частично, путем создания симуляций.Однако многие не согласны с тем, что сознание является функциональной частью моделирующего механизма. Вместо этого широко распространено мнение, что это непреднамеренный побочный продукт информации, проходящей через замкнутую петлю связей, которой является мозг. Сознание не может не существовать, несмотря на то, что не служит никакой конкретной цели, точно так же, как шум, издаваемый работающим двигателем, не имеет отношения к работе самого двигателя. При таком способе мышления самосознание даже не является симуляцией; это просто зеркальный зал.

Такие эмерджентные явления обычны в природе. Они производят завораживающее впечатление сложности и интенциональности, несмотря на то, что они происходят из системы, компоненты которой работают независимо от самого явления. Одним из примечательных примеров является коллективное поведение стай птиц, которое можно смоделировать, используя особей, движимых всего двумя противоположными силами: инстинктом следовать за своими ближайшими соседями и отступать, если они подходят слишком близко. Очевидная сложность проявляется даже в бактериальных колониях, связанных чашками Петри, где отдельные бактерии автоматически реагируют на химические сигналы, выделяемые их соседями, чтобы регулировать их близость.Возникающая структура не имеет никакого действия или цели — это просто показатель сил, действующих в каждом человеке.

Точно так же самоосознание может быть кажущимся сложным феноменом, возникающим в мозгу. Однако, в отличие от птиц или бактерий, разум не может наблюдать отдельные компоненты. Он может улавливать только эхо миллиардов нейронов, реагирующих друг на друга электрическими сигналами. Поток сигналов динамичен, каждый момент он мчится по разным наборам соединений.Но некоторые пути протоптаны лучше, чем другие. Похоже, что у людей преобладают связи, используемые для созерцания мыслей других людей, — те же самые связи, которые используются для созерцания самих себя. Из этого вытекает закономерность, которая кажется постоянной. Для вас это ваше ощущение себя, заключенное в чашке Петри вашего мозга.

У других животных проторенные пути в головном мозге будут другими. У летучих мышей, например, это могут быть те, которые передают информацию от щелчков эхолокации, используемых для построения трехмерной модели мира.Возникнет огромное разнообразие возникающих ментальных паттернов, которые будут служить различным потребностям выживания разных видов. С этой точки зрения нет четкой иерархии сознания, соответствующей ментальной сложности.

Рассмотрим осьминога

На самом деле, некоторым из самых изощренных умов природы, вероятно, не хватает чувства собственного «я», каким мы его знаем. У млекопитающих те, кто состоит в более крупных социальных группах, как правило, имеют больший мозг, а это означает, что чувство собственного достоинства идет рука об руку с интеллектом.Но некоторые другие животные, по-видимому, в ходе эволюции стали очень разумными, и им не нужно было понимать умы других.

Возьмите головоногих – группу морских животных, в которую входят каракатицы и осьминоги. Потратив годы на сотрудничество с морскими биологами, философ науки Питер Годфри-Смит из Сиднейского университета считает, что особенно большой мозг обыкновенного осьминога формируется в основном за счет уникальных требований к мягкотелым животным, обитающим в среде, где доминируют позвоночные.Этот вызов мог спровоцировать эволюцию телесного самосознания, подобного тому, что наблюдается у приматов, но Годфри-Смит видит четкое различие между ними. «Когда кто-то наблюдает, как осьминог протискивается сквозь крошечное пространство, это, безусловно, выглядит [по-другому]», — говорит он. В любом случае, мы можем быть уверены, что если у осьминога есть чувство собственного «я», у него будет очень мало общего с «я», обитающим в нашем мозгу. Еще менее вероятно, что это можно измерить зеркалом.

Действительно, все это ясно показывает, что лучшее, на что мы можем надеяться с помощью зеркал, — это несовершенный взгляд на разум, подобный нашему.Более того, если мы будем исходить из того, что такие умы являются истинными вершинами сложности, то мы упустим самую прекрасную вещь в разумах — то, что они являются биологическими машинами для адаптации, содержание которых может быть усложнено во многих отношениях. .

Зеркало, зеркало

Joe Raedle/Newsmakers

Способность узнавать себя в зеркале обычно считается показателем самосознания, но эта идея подвергается сомнению. Во-первых, психологи развития утверждают, что это не обязательно раскрывает осознание себя, которое выходит за рамки здесь и сейчас.Эксперименты показывают, что дети могут узнавать себя в зеркале в возрасте 3 лет, но не могут узнавать себя в видеороликах, снятых несколькими месяцами ранее. Они будут бороться с идеей существования в прошлом еще год или два.

Еще менее ясно, что значит для нечеловеческого животного узнавать себя в зеркале. Кажется, что только горстка видов способна справиться с этой задачей. Большинство из них либо наши родственники-приматы, либо животные со сложной социальной жизнью, такие как мы. Таким образом, вместо того, чтобы отражать умственную сложность, это может просто указывать на то, что их разум эволюционировал, чтобы сталкиваться с проблемами, подобными нашим.Кроме того, открытие того, что животные могут научиться проходить тест на распознавание себя в зеркале, намекает на то, что может быть много видов с необнаруженным самосознанием.

Эта статья появилась в печати под заголовком «Почему я?»

Лидер: «Мы не уникальны — многие виды могут узнать себя»

Еще на эту тему:

Рассвет самосознания — сеть блогов Scientific American

В начале моей книги Проблемы разума и тела , я описываю одно из своих самых ранних детских воспоминаний:

Жарким летним днем ​​я иду у реки.Моя левая рука сжимает удочку, а правая — банку с червями. Один друг идет впереди меня, другой сзади. Направляемся к месту на реке, где можно поймать окуня, бычка и большеротого окуня. Сорняки, окаймляющие тропинку, закрывают мне вид на реку, но я чувствую запах ее сырого дыхания и холодок на коже. Бурление цикад достигает крещендо.

Я останавливаюсь. Я это я , говорю я. Мои друзья не реагируют, поэтому я говорю громче, я я .Друг передо мной оглядывается через плечо и продолжает идти, друг сзади толкает меня. Я продолжаю идти, все еще думая: я это я, я это я . Я чувствую себя одиноким, напуганным, взволнованным, сбитым с толку.

Это был момент, когда я впервые осознал себя, осознал себя чем-то  странным, отличным от остального мира, требующим объяснения. По крайней мере, так я пришел к выводу, когда вспомнил случай в последующие десятилетия. Я никогда особо не говорил об этом, потому что это было трудно описать.Это много значило для меня, но я сомневался, что это будет иметь значение для кого-то еще. Потом я узнал, что у других был подобный опыт.

Одной из них является Ребекка Гольдштейн, философ и писательница, о которой я рассказал в разделе Проблемы разума и тела . Прежде чем взять интервью у Гольдштейна, я прочитал ее роман 36 Аргументы в пользу существования Бога и наткнулся на отрывок, в котором герой Касс, психолог, вспоминает повторяющийся «метафизический припадок» или «головокружение», поразившее его в детстве. .Лежа в постели, он был охвачен невероятностью того, что он был только самим собой и никем другим.

«Чем больше он пытался понять, что здесь Касс, — пишет Гольдштейн, — тем больше от него ускользала вся эта идея». Даже будучи взрослым, Касс не переставал спрашивать себя: «Как может быть, что кто-то из всех вещей является 90 725 этим 90 726  вещом, так что можно с удивлением сказать: «Вот я»?

Этот отрывок вылетел у меня со страницы. Касс выражал то, что я чувствовал мальчиком, бормоча: «, я — это я, ».Когда я спросил Гольдштейн, был ли опыт Касс вдохновлен ее собственным, она подтвердила, что да. Лежа в постели девочкой, она задавалась вопросом: «Что такого во мне, что делает меня мной … Что делает меня этим , а не этим ?» Гольдштейн подозревал, что люди, которых «по-настоящему беспокоят философские проблемы», чаще испытывают это чувство.

Подозреваю, что она права. Несколько читателей Mind-Body Проблемы написали мне, чтобы рассказать о своих моментах самосознания.Вот отчет Лауры, художницы и писательницы, о том, что она называет своим «моментом ага»:

Когда я был в 6-м классе, я совершал одну из своих долгих уединенных прогулок, чтобы выбраться из моей переполненной семьи из шести детей и двух родителей. Когда мне было четыре года, я решил, что стану писателем, «как мой дедушка», который был харизматичным, привлекательным и красивым, курил сигары и контрабандой провез меня в Тихуану, чтобы делать ставки на лошадей. Я понятия не имел, что такое писатель. Точнее, я, вероятно, имел в виду: «Я хочу быть большим авантюристом, как мой дедушка.Однако теперь, в возрасте одиннадцати лет, я начал понимать и историю, и писателей, и, глядя на верхушку дерева, я подумал: «Она посмотрела на верхушку дерева». прилив какого-то первобытного волнения, «ага» такого огромного, что я не мог сдержать его… До сих пор иногда мелькаю очертания листьев на фоне неба и чувствую как бы дрожь узнавания: это был момент, когда я стал собой.

После этого у меня было два разных «я». Лаура, которой я всегда была, и только что родившаяся Лора, которая наблюдала за этой обычной Лорой.Как и вы, я не могу ни полностью объяснить, ни понять, почему это происходит. Это как быть влюбленным: вы просто знаете, что влюблены. Хотя у меня всегда была внутренняя жизнь, теперь я осознавал свою внутреннюю жизнь. Я наблюдал за собой, наблюдая за собой, если хотите.

Я также слышал от Дэвида Бермана, философа из Тринити-колледжа в Дублине, который сказал, что в детстве у него был опыт, подобный моему:

Моя семья жила в квартире на этаже с четырьмя квартирами рядом.Двери открывались рядом друг с другом с общей площадью. Теперь снаружи и возле нашей двери стоял ящик, в который наш молочник клал заказанные нами бутылки с молоком. Насколько я помню, это было однажды ранним вечером, когда почему-то в общей зоне собралось довольно много людей, взрослых и детей, и они разговаривали и производили огромный шум и гам, их голоса все сливаются воедино, так что я не могу разобрать их по отдельности. Я не участвовал, но стоял на нашей коробке с молоком (что, вероятно, указывает на то, что мне было… семь или восемь лет, так как коробка была не такой уж большой и солидной).И вдруг… Я подумал: Удивительно, я существую…

Я никогда не забуду этот опыт. Но хотя это всегда оставалось со мной, это было только тогда, когда я занимался философией, которую я начал, когда я был на втором курсе университета, поэтому, когда мне было девятнадцать, я на каком-то этапе подумал, что мой ранний опыт был, вероятно, философским опытом.

Берман сказал мне, что другие мыслители разума и тела описывали подобный опыт. Один из них — психиатр/гуру Карл Юнг.В передаче BBC 1959 года интервьюер спрашивает Юнга (чуть более трех минут интервью): «Могу ли я вернуть вас в ваше собственное детство? Вы помните случай, когда вы впервые почувствовали сознание своего индивидуального «я»? Юнг отвечает:

Это было на одиннадцатом курсе. По дороге в школу я вышел из тумана. Это было точно так же, как если бы я был в тумане, шел в тумане, а потом я вышел из него, и тогда я понял, что я есть. Я такой, какой я есть. И тогда я подумал: а кем я был раньше? А потом я обнаружил, что был в тумане, не зная, как отличить себя от вещей.Я был всего лишь одним из множества вещей.

Интервьюер спросил, не вызвало ли это чувство что-то, например, ссора с родителями, и Юнг ответил: «Насколько я помню, до этого не происходило ничего, что могло бы объяснить это внезапное осознание».

Берман нашел намеки на подобный опыт в трудах Декарта («Я мыслю, следовательно, существую»), Уильяма Гамильтона, Джона Мактаггарта, Г.Э. Мур и Сол Крипке. Берман отослал меня к статье Крипке «От первого лица», основанной на лекции, которую он прочитал в 2006 году.В документе основное внимание уделяется, как отмечает Крипке, «недоумениям, которые испытывают некоторые философы по поводу простого местоимения первого лица «я»».

Крипке цитирует среди прочих Декарта, Юма, Мура и Витгенштейна. Крипке не описывает личного эпизода самосознания, но он определенно кажется одержимым странностью себя, своего и других. Альтернативным названием доклада Крипке могло бы быть: «Когда я говорю «я», что я имею в виду?»

Берман называет свой опыт самосознания, а Юнг — «дуалистическим», потому что вы чувствуете резкое разделение между собой и остальным миром.По словам Бермана, у других мыслителей разума и тела, кажется, был «монистический» опыт, в котором растворяются разделения, и вы чувствуете глубокое чувство единства. Среди них Спиноза, Юм, Ф. Х. Брэдли и Уильям Джеймс.

Больше всего внимания привлекают монистические переживания, потому что они обычно сопровождаются блаженством и духовным возвышением, а не тревогой и отчуждением. Просветление, цель буддистов и других духовных искателей, предположительно монистична. Но я предпочитаю свой скромный дуалистический опыт.Это оставило у меня стойкое ощущение, что мир совершенно странный, и самое странное из всех то, что я здесь чувствую странность. Это тревожное чувство, но я дорожу им.

Комментарий от Карла Дальке:  Я часто думал, что Чарльз Шульц был большим гением, чем думают люди. Когда я был молод, я получил саундтрек к бродвейской пьесе «Ты хороший человек, Чарли Браун» и вскоре выучил его наизусть. Недавно я купил диск (оригинал, а не ремейк ниже среднего).Трек № 6 — это доктор Люси. Чарли Браун в депрессии, а Люси пытается ему помочь, и ближе к концу наконец говорит, что, несмотря на все его промахи и недостатки, он уникален во вселенной. «Я это я!» — выпаливает он, как и ты. Это кажется откровением, почти восторгом. Вот трек:
http://www.eklhad.net/Peanuts-GoodMan-06DrLucy.mp3. Также Нил Даймонд в своей известной песне «I Am I Said»: «Я есть»… Я сказал/Никому там/И никто вообще не услышал/Даже стул./»Я»… Я плакал./ «Я»… сказал я./ И я потерялся и не могу/ Даже сказать почему.

Дополнительное чтение :

Mind-Body Problems  (бесплатная онлайн-книга, также доступная в виде электронной книги Kindle и в мягкой обложке)

Мета-пост: сообщения о проблеме разум-тело

Мета-пост: сообщения о буддизме и медитации

Мета-пост: сообщения Хоргана о психоделиках

Странность странностей

Единство, странность и отчуждение

Не делай меня единым со всем

Рациональный мистицизм: встреча духовности с наукой в ​​поисках просветления

Разработка и тестирование новых показателей компонентов схемы внешнего вида

Abstract

В статье описывается создание и психометрические свойства двух независимых показателей аспектов схематичности внешности – заметности и валентности внешности, оцениваемых по тестам CARSAL и CARVAL, и их отношение к самосознанию внешности.Пятьсот девяносто два участника предоставили данные в веб-задаче. Результаты демонстрируют хорошие психометрические свойства обеих шкал. Это было продемонстрировано хорошими общими характеристиками пунктов, хорошей внутренней надежностью каждой шкалы и независимостью двух шкал, показанной с помощью анализа основных компонентов. Кроме того, шкалы показывают независимые и умеренные отношения с достоверными показателями психосоциального дистресса, связанного с внешним видом. Информация о внешнем виде с отрицательной валентностью была связана с повышенным самосознанием внешнего вида.Что еще более важно, влияние отрицательной валентности на самоосознание внешнего вида усугублялось сдерживающим эффектом, увеличивающим заметность внешнего вида.

Образец цитирования: Мосс Т.П., Россер Б.А. (2012) Модерируемая связь валентности внешнего вида с самосознанием внешнего вида: разработка и тестирование новых показателей компонентов схемы внешнего вида. ПЛОС ОДИН 7(11): е50605. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050605

Редактор: Майкл Дж.Пру, Университет Бата, Соединенное Королевство

Поступила в редакцию: 29 мая 2012 г.; Принято: 25 октября 2012 г.; Опубликовано: 30 ноября 2012 г.

Copyright: © 2012 Moss, Rosser. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Для Dr.Мосса, эта работа была выполнена без какого-либо специального финансирования или гранта, но завершена в течение времени, отведенного на «научную деятельность» в рамках стандартного академического контракта Великобритании. В частности, поэтому спонсором является Университет Западной Англии (Бристоль), Великобритания. Д-р Россер помогал в этой работе наряду со своей докторской диссертацией, также финансируемой Университетом Западной Англии, хотя это исследование не входило в его докторскую диссертацию. С тех пор он сотрудничал с подготовкой и анализом рукописи в качестве личного нефинансируемого исследования во время последующей работы в Университете Бата, а теперь и в Университете Эксетера (на тренинге по клинической психологии).Поэтому совершенно верно будет сказать, что спонсоры не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Исследованиями установлено, что осознание внешности не коррелирует с выраженностью, величиной или локализацией объективного отличия внешности [1]. Эти результаты ясно демонстрируют важность понимания основных психологических характеристик людей, которые стесняются своей внешности, чтобы лучше выявлять и поддерживать тех, кто борется со своей внешностью.Мы знаем, что, вопреки интуиции, уровни внешнего самосознания одинаковы в общей популяции и заметно отличаются друг от друга [2]. Более ранняя работа выдвинула гипотезу о том, что одни и те же основные психологические процессы осмысления своей внешности применимы к обычным и явно разным группам населения. Хотя некоторые из этих процессов хорошо описаны (включая, например, процессы социального сравнения, стратегии выживания и использование социальной поддержки [см. 3]), в этой статье мы сосредоточимся на вопросах, связанных со схемой Я.В частности, цель этой статьи состоит в том, чтобы описать развитие и оценку двух кратких показателей различных аспектов схемы внешнего вида и продемонстрировать, как эти два показателя взаимодействуют для лучшего прогнозирования общего самоосознания внешнего вида. Мы концептуализируем схему внешности как когнитивное представление организованной информации о себе по отношению к внешности, которая включает эмоциональное и информационное содержание о внешности, которое также служит для управления обработкой информации о внешности.

Индивидуальные различия в внешнем самосознании могут быть, по крайней мере частично, поняты в терминах внешнего самосознания [ср. 4, 5]. Я-схема внешнего вида — это аспект я-концепции, который представляет собой как эмоциональную оценку себя по отношению к внешнему виду (валентность), так и организующую структуру той же самой информации [6]. Когда негативная информация о внешнем виде активируется внешними сигналами, наблюдается заметное усиление дистресса внешнего вида [7], [8].Считается, что влияние негативной валентной информации о внешнем виде на самоосознание внешнего вида, вероятно, усугубляется значимостью этой информации [9], хотя на практике это редко демонстрировалось.

Я-схема понимается как многогранная, динамическая и иерархическая сеть обработки информации, которая направляет поведение посредством саморегуляции и направляет обработку информации в отношении релевантной для себя информации. Самость имеет несколько подкомпонентов с различными уровнями доступности и воспринимаемой значимости.Некоторая саморелевантная информация воспринимается как более важная, то есть более фундаментально похожая на то, как люди воспринимают себя в целом [10], [11]. Большая центральность этой информации увеличивает скорость обработки материала, относящегося к тем аспектам личности. Важно отметить, что центральная информация более доступна и, следовательно, более значима , и чаще присутствует в рабочей я-концепции, чем более периферическая информация [11], и, таким образом, более вовлечена в интерпретацию и последующую обработку социальной информации.Заметность может быть связана именно с организацией информации о внешности в Я-схеме, а впоследствии и с проявлением заботы о внешнем виде [8].

Важность конкретной информации с собственной схемой влияет на самооценку. То есть, если ценные (центральные) аспекты личности рассматриваются как ущербные, это окажет большее влияние на общий уровень уважения, чем если обесцениваются менее важные аспекты [12], [13]. Работа над объективированным Я [14] продемонстрировала потенциальное негативное влияние интернализации негативного социального представления о теле и внешности.Мы утверждаем здесь, в частности, что сочетание отрицательно оцененного содержания внешнего вида и повышенной значимости внешнего вида может быть связано с более высоким уровнем дистресса, связанного с внешним видом.

Кэш и его коллеги исследовали взаимосвязь между схематичностью внешности и поведением, мотивированным внешним видом [например, 15], кульминацией которого стала разработка 20 пунктов «Перечень схем внешности — пересмотренный» [16]. Измерение схематичности внешнего вида полезно и широко используется, но фокусируется на более широких конструкциях, чем на заметности внешнего вида, как описано выше.Эмоциональная обработка по отношению к внешности присутствует и в содержании пунктов этой шкалы – например, в пункте « Если бы у кого-то была негативная реакция на то, как я выгляжу, меня бы это не беспокоило ». Кроме того, другие пункты оценивают непредвиденные обстоятельства внешности (например, « Мой внешний вид во многом определяет то, что случилось со мной в моей жизни »). С этой точки зрения значимость включает в себя степень, в которой внешний вид является центральной определяющей чертой личности, и уровень дисфункциональных вложений во внешний вид.Это делает ASI-R бесценным в клинических исследованиях и во многих исследовательских условиях, но не дает нам сфокусированного измерения более конкретной конструкции, обсуждаемой здесь, степени, в которой информация о внешнем виде составляет часть рабочей я-концепции. В другом месте сложные процедуры оценки, исследующие значимость информации о внешности в рамках самооценки, были основаны на анализе множества идиографических контрольных списков прилагательных, заполненных участниками. Хотя этот подход имел некоторый успех, он также предъявлял значительные требования к участникам и непрактичен для рутинного использования [8].

Дальнейшим исследованиям и развитию нашего понимания самосознания внешности может способствовать дифференциация организационных (значимость) и оценочных (валентность) компонентов схемы Я-внешности, а также рассмотрение взаимосвязи этих признаков. Кроме того, краткие меры оценки этих компонентов могут предоставить более прагматичные инструменты для исследователей, изучающих проблемы внешнего вида и / или схематичность внешнего вида.

Стоит провести четкое различие между «неосознанностью внешнего вида» и перекрывающимся понятием «неудовлетворенность телом», компонентом образа тела.Неудовлетворенность телом — более широкое понятие, чем самосознание внешнего вида, поскольку оно включает в себя несчастье, связанное с невидимыми аспектами тела. Гроган [17, с.4] определяет его как «негативные мысли и чувства человека по поводу своего тела». Внешнее самосознание более специфично, фокусируясь на негативных чувствах вокруг внешнего вида тела. Для тех, кто больше всего знаком с традицией изображения тела, связанного с весом (большинство работ по изображению тела), это различие может показаться тривиальным.Однако при работе в областях видимых различий после болезни и травмы различие между самосознанием внешности из-за видимых проявлений тела и дистрессом и неудовлетворенностью образа тела, основанным на других воспринимаемых атрибутах тела (например, субъективно оцениваемые способности тела, функционирование, бодрость или здоровье) является фундаментальным. Создавая шкалы, которые (в отличие от большинства других измерений в области образа тела) четко изолируют внешний вид от других аспектов образа тела, мы стремимся проложить путь к ясности в измерениях и последующему теоретизированию в будущем.

Таким образом, это исследование преследовало двоякую цель: во-первых, разработать краткие, достоверные и надежные меры значимости и валентности внешности, а во-вторых, оценить как независимый, так и умеренный прогностический вклад этих факторов в отношении психологических трудностей внешности. самосознание.

Было высказано предположение, что валидность конвергентного критерия показателя значимости будет демонстрироваться умеренными корреляциями с подшкалами ASI-R. Сильная корреляция указывала бы на то, что мера значимости не оценивала ничего отличного от ASI-R.Были предсказаны только умеренные корреляции, так как это лучше всего указывало бы на то, что мера значимости была концептуально связана, но не была идентична (хотя, конечно, мы признаем влияние размера выборки и предполагаем минимальное влияние внешних не измеряемых переменных и других не связанных с гипотезами переменных). факторы, которые могут повлиять на величину коэффициента корреляции). Достоверность дискриминантного критерия будет продемонстрирована низкой корреляцией между заметностью и самосознанием внешности (DAS24), положительным аффектом и негативным аффектом (PANAS) на том основании, что значимость самой внешности не связана с эмоциональным воздействием этой заметной информации.Хотя это не может быть доказано путем отклонения нулевой гипотезы, неспособность отвергнуть нулевую гипотезу с помощью мощного анализа дает уверенность в дискриминантной валидности. Далее была выдвинута гипотеза о том, что валидность конвергентного критерия меры валентности будет демонстрироваться положительной корреляцией с самосознанием внешности (DAS24), значимостью самооценки (ASI-R SES) и отрицательным аффектом (NA) и отрицательной связью. корреляция с положительным аффектом (ПА). Опять же, имея в виду те же научные проблемы в отношении значения неспособности отвергнуть нулевую гипотезу, была выдвинута гипотеза о том, что расходящаяся дискриминантная валидность меры валентности будет продемонстрирована незначительной корреляцией с мотивационной значимостью ASI-R, на Исходя из того, что мотивационная значимость описывает степень, в которой люди обращают внимание на свою внешность и участвуют в поведении, связанном с управлением внешностью, которая не зависит от того, в какой степени внешность оценивается положительно или отрицательно.

Методы

Участники

Расчет мощности был рассчитан на основе априорных оценок для множественной регрессии с тремя предикторами, и был принят консервативный подход (мощность установлена ​​на 0,9; альфа на 0,01, ожидаемая величина эффекта 0,15) с учетом новизны шкал. . Расчет определил минимальное требование в 198 участников. Обычно [например, 18] «очень хороший» размер выборки для анализа основных компонентов составляет примерно 500 участников.

Участники были набраны через веб-сайты, ориентированные на исследования. (например, http://www.onlinepsychresearch.co.uk/) Используемые веб-сайты были выбраны из-за связи с университетскими исследованиями, их оценки всех допущенных исследований (требовалась проверка протоколов, подтверждение этического одобрения и принадлежность к университету) и их известность в сообществе онлайн-исследователей.

Набрано пятьсот девяносто два участника. Национальность участников была определена с использованием категорий, определенных участниками, и в основном это были американцы (31%), хотя также сообщалось о британцах, латиноамериканцах, японцах, корейцах, китайцах, мексиканцах, итальянцах, турках, вьетнамцах и южноафриканцах.Демографические характеристики участников приведены в таблице 1.

Для анализа повторного тестирования участниками были студенты университетов, и за участие в них были начислены баллы за курс. В исследовании приняли участие 41 участник в возрасте от 20 до 29 лет (среднее  = 21,2; SD = 1,82). Из них 82,9% составляли женщины. Все описали свою этническую принадлежность как белые, за исключением одного, который назвал себя индийцем.

Меры

Пул элементов для показателей значимости и валентности был разработан в соответствии с рекомендациями в установленной литературе [19].Элементы были созданы на основе клинического опыта авторов и соответствующей литературы на основе тщательного теоретического операционализации конструкций (см. ниже). Затем этот пул элементов был уточнен на основе отзывов других экспертов в сообществе исследователей внешнего вида, чтобы обеспечить первоначальную достоверность содержания.

Центр исследований внешности Шкала значимости.

Основная конструкция заметности была операционально определена как «степень, в которой внешний вид и физическое я становятся осознанными.«Шкала значимости Центра исследования внешности (CARSAL) состояла из 10 вопросов с категориями ответов по шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (полностью не согласен) до 6 (полностью согласен). Три предмета были оценены в обратном порядке. Более высокие баллы по каждому пункту указывали на повышенную значимость внешнего вида в я-концепции, то есть на то, что внешний вид является частью рабочей я-концепции, — чем более низкие баллы. Пункты этой шкалы были скорее когнитивными, чем аффективными или поведенческими.

Центр исследования внешности Шкала валентности.

Основной конструкт валентности был операционально определен как «Степень, в которой респондент оценивает свою/его внешность положительным/отрицательным образом». Пул пунктов Шкалы валентности исследования внешнего вида (CARVAL) состоял из 12 пунктов с теми же вариантами ответов, что и в CARSAL. Семь элементов-кандидатов были оценены в обратном порядке. Более высокие баллы по пунктам указывали на более негативную оценку внешности. Пункты этой шкалы были скорее аффективными и когнитивными, чем поведенческими.

Для обеих шкал элементы должны были быть применимы к объективно заметно отличающимся респондентам, а также к другим респондентам в целом.

Шкала внешности Деррифорда –24.

Шкала внешнего вида Деррифорда 24 [20] оценивает дистресс и трудности, возникающие при жизни с проблемой внешности, и может использоваться в клинической и неклинической популяции. DAS-24 представляет собой шкалу из 24 пунктов, широко используемую с психометрической и клинически обоснованной и надежной шкалой, которая была создана в первую очередь для решения проблем адаптации внешности в клинических и неклинических группах населения.DAS-24 имеет высокую внутреннюю согласованность (альфа Кронбаха) 0,92 и хорошую надежность повторных испытаний 0,82.

Перечень схем внешнего вида – исправлено.

Перечень схем внешнего вида – пересмотренный (ASI-R) [16] измеряет схематичность внешнего вида. ASI-R состоит из двадцати утверждений с вариантами ответа по шкале Лайкерта. Измерение дает одну составную оценку схематичности привлекательности и две подфакторные оценки «Самооценочной значимости» (SES) и «Мотивационной значимости» (MS).SES относится к тому, насколько заметна привлекательность для человека, тогда как MS — это оценка того, насколько заметна привлекательность в мотивации поведения человека. Авторы сообщают о хороших показателях внутренней валидности для полной и субшкал альфа-шкалы Кронбаха в диапазоне от 0,80 до 0,91.

Таблица положительных и отрицательных эффектов.

PANAS [21] является широко используемой мерой настроения, состоящей из десяти положительных и десяти отрицательных слов, каждое из которых оценивается по шкале Лайкерта, таким образом оценивая положительный аффект (PA) и отрицательный аффект (NA).Авторы сообщают, что для Шкалы положительных эмоций альфа Кронбаха составляла от 0,86 до 0,90; для шкалы негативных эмоций от 84 до 0,87.

Процедура

В основном исследовании участникам была предоставлена ​​полная информация об исследовании посредством вводного экрана, который информировал их о содержании исследования и их праве выйти из исследования в любое время. Впоследствии был представлен экран согласия, включая заявление, требующее от участника подтвердить, что ему исполнилось восемнадцать лет или больше.Участники дали свое согласие на участие в исследовании, щелкнув соответствующее поле на экране. После сбора информированного согласия меры были представлены в уравновешенном порядке. Был включен стандартизированный онлайн-дебрифинг, а контактные данные главного исследователя были доступны для любых последующих вопросов.

Для исследования стабильности инструментов была оценена надежность повторных испытаний. Не существует объективно согласованного правила для определения соответствующего интервала между тестом и повторным тестом, с существующими примерами от недели до нескольких лет.Учитывая, что стабильность уровней заметности и валентности внешнего вида не была известна с большой уверенностью априори, был выбран умеренный интервал в один месяц, в течение которого мы ожидали минимальные изменения в лежащих в основе конструкциях. Участники были набраны через внутреннюю рекламу в своем университете. Данные были собраны в классе с использованием бумажно-карандашного введения шкал CARSAL и CARVAL в двух временных точках с интервалом в один месяц.

Заявление об этике

Исследование было тщательно изучено и принято университетским комитетом по этике научных исследований ведущего автора.Участники дали информированное согласие, им было гарантировано право отказаться от участия без штрафных санкций, а также гарантирована анонимность в письменной информации и формах согласия.

Результаты

Психометрические свойства шкал заметности и валентности

Внутренняя структура шкалы значимости.

10 пунктов в исходном пуле были подвергнуты анализу общего количества пунктов, чтобы облегчить исключение пунктов, демонстрирующих плохую корреляцию между пунктами и итогом (r < 0,5), и гарантировать, что включение пунктов с обратной оценкой не имело значимого влияния на шкалу структура.На этом этапе из дальнейшего анализа были исключены пять пунктов. Последующие анализы проводились на наборе данных, включая (N = 592) и исключая 121 участника, которые не заполнили каждый пункт анкеты (N = 471). Исключение неполных ответов существенно не изменило результаты; следовательно, результаты для полного набора данных представлены ниже.

Общий анализ элементов для последних элементов шкалы заметности продемонстрировал корреляцию Пирсона r между 0,74 и 0.81. Альфа Кронбаха была 0,90 (см. таблицу 2).

Элементы также были оценены, чтобы определить, имеют ли они нормальное распределение, и исключить элементы с эффектами пола или потолка. На данном этапе не было необходимости исключать какие-либо пункты.

Внутренняя структура шкалы валентности.

Для изучения внутренней структуры шкалы валентности был проведен суммарный анализ. Три предмета были отклонены положительно (указывая на эффект нижнего предела) и были исключены. Один пункт был удален в анализе CARVAL данных исследования 1 после спонтанной обратной связи, включенной в рукописный информационный лист участника, собранный одновременно для исследования 2, что указывает на плохую юридическую достоверность.Все остальные элементы имели общую корреляцию элементов r>0,5. Общий анализ элементов для конечных элементов шкалы валентности показал, что корреляция Пирсона r составляет от 0,72 до 0,84. Альфа Кронбаха для шкалы составила 0,93 (см. Таблицу 3).

Подтверждение личности конструкции.

Анализ главных компонентов с вращением облимина (дельта установлена ​​на ноль) был проведен, чтобы убедиться, что концептуально независимые конструкции также являются статистически независимыми. Априорные теоретические предположения предполагают независимость, но варимаксное вращение с принудительно ортогональным решением проверит это хуже, чем облиминное вращение, которое допускает потенциальную наклонную связь, если гипотеза о независимости окажется неверной.Были выявлены два фактора, на долю которых приходится 70% дисперсии. Все предметы, разработанные для представления CARSAL, присутствовали в первом факторе с загрузкой предметов от 0,80 до 0,87. Между этими элементами и вторым фактором не было обнаружено заметной нагрузки. Все предметы, разработанные для представления CARVAL, присутствовали во втором факторе с загрузкой предметов от 0,76 до 0,90. В очередной раз не было обнаружено заметной нагрузки между этими элементами и другим фактором. Корреляция между факторами составила r = −0.02, что еще больше подтверждает независимость факторов.

Справедливость критерия.

Мощность была рассчитана для всех протестированных здесь измерений. Для всех, кроме отношения CARSAL/DAS24, мощность приблизилась к 1,0. CARSAL продемонстрировал достоверность конвергентного критерия посредством линейных корреляций с мотивационной значимостью ASI-R (r = ,59, p<0,005, df = 480) и значимостью самооценки (r = ,56, p<0,005, df = 480). Дискриминантная валидность критерия CARSAL была продемонстрирована корреляциями небольшого эффекта с DAS24 (r = .11, p<0,01, df = 523, мощность = 0,81), PA (r = 0,21, p<0,005 df = 469) и NA (r = 0,11, p = 02, df = 469).

CARVAL продемонстрировал достоверность конвергентного критерия посредством линейных корреляций с DAS24 (r = ,72, p<0,005, df = 523), значимостью самооценки ASI-R (r = ,455, p<0,005, df = 480), PA (r = -0,39, p<0,005, df 471) и NA (r = ,38, p<0,005, df = 471). На дивергентную дискриминантную валидность CARVAL указывала незначительная корреляция с мотивационной значимостью ASI-R (r = .04, нс, df = 480).

Регрессионный анализ.

Был проведен множественный регрессионный анализ с DAS24 в качестве зависимой переменной; CARSAL и CARVAL были введены как независимые переменные. Общая модель значительно предсказала показатель DAS24 (F (2, 520) = 204,28, p<0,001), что составляет 54% изменчивости зависимой переменной; оба предиктора внесли значительный независимый вклад, CARVAL (β = ,72) и CARSAL (β = ,10). Признаков мультиколлинеарности обнаружено не было.

Было предсказано, что в дополнение к независимым эффектам каждой шкалы, описанным выше, связь между отрицательной валентностью (CARVAL) и корректировкой внешнего вида (DAS24) будет смягчаться эффектом заметности (CARSAL). То есть, в дополнение к независимым эффектам, описанным выше, можно было бы предсказать более плохую адаптацию, когда самая отрицательная валентность сочетается с наиболее заметным внешним видом. Чтобы проверить это, термин взаимодействия (модерации) был рассчитан путем умножения баллов CARVAL и CARSAL и введен в качестве второго шага в модели (после ввода CARSAL и CARVAL по отдельности на первом этапе).Небольшое, но значимое скорректированное изменение R 2 наблюдалось в этой точке (F(1, 519) = 7,02, p = 0,001), демонстрируя, что термин модерации был связан с корректировкой помимо основных эффектов заметности и валентности. Как видно на рисунке 1, наибольшая застенчивость внешнего вида (высокие баллы DAS24) была связана с самой отрицательной валентностью (высокий уровень CARVAL), и это усугублялось более высокими уровнями заметности внешнего вида (более высокий показатель CARSAL).

Рисунок 1. Модерация CARVAL на DAS24 компанией CARSAL.

Взаимосвязь самосознания внешности и валентности внешности, основанная на непрерывных данных, разделенных на низкую значимость внешности (нижняя строка), умеренную значимость внешности и высокую значимость внешности (верхняя строка). График построен на основе непрерывных данных с помощью ModGraph-I [25].

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050605.g001

Сравнение полов.

ANOVA сравнения CARSAL (F(1,529) = 6,7, p = .01, η p 2  = 0.01) и CARVAL (F(1,529) = 14,8, p<0,001, η p 2  = 0,03) продемонстрировали значительные половые различия соответственно. В обоих случаях, хотя участники-женщины продемонстрировали более высокие средние ответы; разница между средним ответом мужчин и женщин была в пределах одного стандартного отклонения. В соответствии с предыдущим исследованием [20], по сравнению с участниками-мужчинами, женщины продемонстрировали значительно более высокие уровни DAS24, оцениваемого по оценке внешнего вида (F(1,513) = 19,7, p<0,001, η p 2  = 0.04). Статистическая мощность превышала 0,7 для каждого из этих анализов с альфа-значением 0,05.

Тест

— повторное тестирование надежности

Показатели CARSAL и CARVAL продемонстрировали приемлемую надежность повторных испытаний, рассчитанную с использованием r Пирсона, равного 0,74 и r = ,89 соответственно.

Обсуждение

Современная литература предполагает, что проблемы, с которыми сталкиваются люди, обеспокоенные своей внешностью, носят преимущественно психосоциальный характер [22] и могут быть связаны с содержанием и организацией Я-схемы.До этого исследования измерение заметности внешности было сложным и трудным [8]. Отношения между валентностью, заметностью и внешним самосознанием были выдвинуты гипотезой, но четко не продемонстрированы. Цель этой работы состояла в том, чтобы решить эти проблемы путем разработки и проверки показателей значимости и валентности внешнего вида, а также изучения их независимой и совместной роли в обработке информации, связанной с внешним видом, посредством их связи с установленным показателем психосоциальной адаптации к беспокойству о внешнем виде.

Анализ пунктов шкалы значимости CARSAL сократил 10 пунктов пула до 5 пунктов, которые в значительной степени способствовали измерению и обеспечили хорошее распределение баллов. Точно так же анализ пунктов шкалы валентности CARVAL продемонстрировал восемь показателей, выбранных из исходного набора из 12 пунктов. Было обнаружено, что обе меры имеют высокий уровень внутренней согласованности и надежные корреляции между элементами, что предполагает эффективное представление конструктов заметности и валентности внешнего вида соответственно.Кроме того, анализ основных компонентов продемонстрировал независимость двух конструкций. CARSAL продемонстрировал валидность критерия через его связь с мотивационной и самооценкой, но слабую связь с общей психологической адаптацией к внешности, на что указывает DAS24. Это согласуется с гипотезами и предполагает, что мера оценивала заметность, и, кроме того, что заметность внешности сама по себе не является предиктором самосознания внешности.Опять же, в соответствии с гипотезами, CARVAL был явно связан с беспокойством по поводу внешнего вида и эмоциональным дистрессом, о чем свидетельствуют корреляции с самооценкой значимости ASI-R, PANAS и DAS24. Кроме того, благодаря низкой корреляции между CARVAL и мотивационной значимостью было показано, что степень, в которой люди обращают внимание на свою внешность и участвуют в поведении, связанном с управлением внешностью, не обязательно должна быть связана с самосознанием внешности; Вполне возможно положительно относиться к своей внешности и при этом тратить время и усилия на управление внешностью.

В дополнение к разработке кратких измерений заметности и валентности внешности, это исследование стремилось прояснить независимую и умеренную связь этих конструктов с самосознанием внешности. И значимость, и валентность по отдельности внесли свой вклад в модель регрессии, предсказывающую появление самосознания. На модель приходилось более 50% изменчивости беспокойства, что подтверждает утверждения о том, что заметность и валентность являются критическими факторами в понимании опыта и поддержании внешнего самосознания.Примечательно, что валентность способствовала значительно большей изменчивости по сравнению с заметностью. Дополнительный анализ показал, что связь между валентностью и внешним самосознанием частично смягчается значимостью. Это показывает, что, когда информация о внешности с отрицательной валентностью более заметна, то есть к ней легче получить доступ и она чаще присутствует в рабочей я-концепции, люди подвергаются риску повышенного самосознания внешности. Чрезвычайно выраженная концепция внешности может служить фактором уязвимости в потенциальном развитии заботы о внешности, в то время как негативное содержание, относящееся к внешности, может определять последствия этой уязвимости.

Для некоторых людей внешний вид занимает центральное место в их сознании и поэтому более доступен процессам саморегуляции. Таким образом, схема заметного внешнего вида с большей вероятностью будет направлять поведение по отношению к внешнему виду (на что указывает взаимосвязь между CARSAL и ASI-R MS), не обязательно связанная с дистрессом. Однако последствия этих открытий для обработки информации и поведенческой и когнитивной саморегуляции на данном этапе носят гипотетический характер и требуют экспериментального анализа.В совокупности эти результаты свидетельствуют о том, что необходимо учитывать как независимые, так и взаимообусловленные отношения между оценочными и организационными чертами внешности внутри Я-концепции.

Это исследование имеет ограничения. Во-первых, необходимо соблюдать осторожность при обобщении на более широкие группы населения, особенно клинические группы населения, которые не принимали активного участия в этом исследовании. В основной части этого исследования использовался дизайн поперечного сечения. Эта методология запрещает оценку причинно-следственной связи и не учитывает потенциальную динамику характера рассматриваемых переменных.Остается работа по сопоставлению значимости и валентности с краткосрочными и долгосрочными колебаниями внешнего самосознания на протяжении всей жизни. Различия между средними баллами участников мужского и женского пола согласовывались с предыдущей работой по самосознанию внешности. Однако степень сходства или различия лежащих в основе предшествующих процессов у разных полов требует дальнейшего изучения. Данные были собраны онлайн, что должно быть признано потенциально влияющим на реакцию участников: однако предыдущее использование онлайн-версий установленных мер предполагает сопоставимость ответов с традиционными бумажными методами [23].Необходимо провести дальнейшую работу, чтобы установить приемлемость для пользователя и валидность мер в клинических и неклинических условиях. Наконец, полезность этих показателей для использования с клиническими популяциями с более объективно идентифицируемыми видимыми различиями еще предстоит установить. Степень, в которой эти меры являются приемлемыми, уместными и указывают на аналогичные основные проблемы в отношении схемы Я для участников с большей клинической потребностью или более выраженными и отличительными внешними различиями, еще предстоит продемонстрировать.

Результаты исследования способствуют нашему пониманию психологических переживаний, связанных с внешним видом. Показав, что адаптация включает в себя смягчение валентности за счет значимости информации о внешности, мы расширили возможности для рассмотрения способов работы с крайностями самоосознания внешности с помощью психотерапии. Тем не менее, мы хотели бы звучать предостережение. Хотя терапевты могут быть предупреждены о двух ключевых моментах в поддержке своих клиентов, столкнувшихся с плохой приспособляемостью в отношении внешности (во-первых, важность помощи клиентам как в позитивной переоценке своей внешности, так и во-вторых, в реструктуризации организации внешности). Я-схема, чтобы сделать видимость менее заметной чертой в рамках более широкой Я-концепции), использовать наши открытия в качестве основы для этого было бы преждевременно.Мы понимаем, что требуется дальнейшая деликатная работа с конструктами заметности и валентности внешности, используемыми в терапевтическом контексте. Более того, на практике мы понимаем, что эти две цели могут быть терапевтически несовместимыми или труднодостижимыми; работа с клиентом, направленная на то, чтобы сделать внешний вид более позитивным, может работать против цели сделать его менее заметным. Поэтому для глубоко укоренившихся основных аспектов схемы Я, которые устойчивы к изменениям, может быть более подходящим работать над принятием клиентами этих аспектов Я и связанных с ними эмоциональных последствий [24].

Заключение

Это исследование продемонстрировало, что независимый и интерактивный вклад оценочных и организационных характеристик Я-концепции может способствовать нашему пониманию внешнего самосознания. Кроме того, изложенные меры обеспечивают краткую оценку заметности и валентности внешности, которые, как мы полагаем, дополняют существующие меры в области психологии внешности, предоставляя практические инструменты для исследователей, конкретно изучающих схематичность внешности или индивидуальные представления о внешности в более общем плане.

Благодарности

Спасибо Холли Ричардс и Сэму Хардингу за помощь в управлении данными, а также нынешним и бывшим сотрудникам и студентам Центра исследования внешности за комментарии к первоначальному и последующему набору предметов и шкалам.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: TPM. Проведены эксперименты: ТРМ БАР. Проанализированы данные: TPM BAR. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты анализа: TPM BAR. Написал статью: TPM BAR.Разработан веб-интерфейс: BAR.

Каталожные номера

  1. 1. Мосс Т.П. (2005) Взаимосвязь между объективными и субъективными оценками тяжести обезображивания и психологической адаптацией. Изображение тела 2: 151–159.
  2. 2. Карр Т., Харрис Д., Джеймс С. (2000) Шкала внешности Деррифорда (DAS-59): новая шкала для измерения индивидуальных реакций на жизнь с проблемами внешности. Br J Health Psychol 5: 201.
  3. 3. Рамси Н., Харкорт Д. (2004)Образ тела и обезображивание: проблемы и вмешательства.Изображение тела 1: 83–97.
  4. 4. Маркус Х. (1977) Я-схемы и обработка информации о себе. J Pers Soc Psychol 35: 63–78.
  5. 5. Маркус Х., Хэмилл Р., Сентис К.П. (1987) Думая о жире: само-схемы для массы тела и обработка соответствующей информации о весе1. J Appl Soc Psychol 17: 50–71.
  6. 6. Cash TF (2005) Влияние социокультурных факторов на образ тела: поиск конструкций. Клин Психол 12: 438–442.
  7. 7.Альтабе М., Томпсон Дж. К. (1996) Образ тела: конструкт когнитивной самосхемы? Cognit Ther Res 20: 171–193.
  8. 8. Мосс Т., Карр Т. (2004) Понимание приспособления к обезображиванию: роль самооценки. Psychol Health 19: 737–748.
  9. 9. Харгривз Д.А., Тиггеманн М. (2003)Влияние телевизионных рекламных роликов «худой идеал» на неудовлетворенность телом и активацию схемы в раннем подростковом возрасте. Дж. Юноша-подросток 32: 367–373.
  10. 10.Маркус Х., Вурф Э. (1987) Динамическая самооценка: социально-психологическая перспектива. Annu Rev Psychol 38: 299–337.
  11. 11. Sedikides C (1995) На центральные и периферические представления о себе по-разному влияет настроение: тесты гипотезы дифференциальной чувствительности. J Pers Soc Psychol 69: 759–777.
  12. 12. Marsh HW (1995) Джеймсианская модель самоинвестирования и самооценки: комментарий к Pelham (1995). J Pers Soc Psychol 69: 1151–1160.
  13. 13.Пелхэм Б.В. (1995) Инвестиции в себя и самооценка: свидетельство джеймсовской модели самооценки. J Pers Soc Psychol 69: 1141–1150.
  14. 14. Фредриксон Б.Л., Мейерхофф Хендлер Л., Нильсен С., О’Барр Дж.Ф., Робертс Т. (2011) Возвращение тела: ретроспектива развития теории объективации. Psychol Women Q 35: 689–696.
  15. 15. Cash TF (2000) Руководства пользователя для многомерного опросника отношений тела и себя и схем внешнего вида.Доступно у автора на сайте www.body-images.com.
  16. 16. Cash TF, Melnyk SE, Hrabosky JI (2004) Оценка инвестиций в образ тела: обширный пересмотр списка схем внешности. Int J Eat Disord 35: 305–316.
  17. 17. Гроган С. (1998) Образ тела: понимание неудовлетворенности телом у мужчин, женщин и детей. Нью-Йорк: Рутледж. 240 стр.
  18. 18. Окопник А.Л., Ли Х.Б. (1992) Первый курс факторного анализа. Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.488 стр.
  19. 19. Штрейнер Д.Л., Норман Г.Р. (2008) Шкалы измерения здоровья: практическое руководство по их разработке и использованию. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. 452 стр.
  20. 20. Карр Т., Мосс Т., Харрис Д. (2005) DAS24: краткая форма шкалы внешнего вида Деррифорда DAS59 для измерения индивидуальной реакции на жизнь с проблемами внешности. Br J Health Psychol 10: 285.
  21. 21. Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. (1988) Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS.J Pers Soc Psychol 54: 1063–1070.
  22. 22. Клеве Л., Рамси Н., Вин-Уильямс М., Уайт П. (2002)Эффективность когнитивно-поведенческих вмешательств, предоставляемых при взгляде: группа поддержки обезображивания. J Eval Clin Pract 8: 387–395.
  23. 23. Смит М.А., старший C (2001) Интернет и клиническая психология: общий обзор последствий. Clin Psychol Rev 21: 129.
  24. 24. Hayes SC Strosahl KD, Wilson K (2003) Терапия принятия и приверженности: эмпирический подход к изменению поведения: эмпирический подход к изменению поведения.Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. 304 стр.
  25. 25. Jose PE, (2008) ModGraph-I: Программа для вычисления средних значений ячеек для графического отображения модерационных анализов: Интернет-версия, версия 2.0. Веллингтонский университет Виктории, Веллингтон, Новая Зеландия. Доступно: http://www.victoria.ac.nz/psyc/paul-jose-files/modgraph/modgraph.php. По состоянию на октябрь 2012 г.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.